Право на налоговый кредит не зависит от выявленных нарушений в деятельности контрагента

В избранном В избранное
Печать
Редакция НиБУ
Налоги & бухучет Январь, 2007/№ 4
Постановление

Верховный Суд Украины

Постановление от 26 сентября 2006 года

Коллегия судей Судебной палаты по административным делам Верховного Суда Украины в составе: председательствующего <...>, судей: <...>, рассмотрев в порядке письменного производства жалобу ООО «К.» о пересмотре по исключительным обстоятельствам определения Высшего административного суда от 05.04.2006 по делу по иску ООО «К.» к Государственной налоговой инспекции в Ленинском районе г. Севастополя о признании недействительным решения,

установила:

В мае 2005 года ООО «К.» обратилось в суд с иском о признании недействительным налогового уведомления-решения Государственной налоговой инспекции в Ленинском районе
г. Севастополя от 25 апреля 2005 года № <...>, которым истцу определена сумма налогового обязательства по налогу на добавленную стоимость в сумме 95806,5 грн., в том числе: основной платеж — 63871 грн., штрафные санкции — 31935,5 грн.

Ответчик против иска возражал, ссылаясь на то, что обжалуемое решение является законным и обоснованным.

Решением хозяйственного

суда г. Севастополя от 05.08.2005, оставленным без изменений постановлением Севастопольского апелляцион-ного хозяйственного суда от 11.10.2005, в иске отказано.

В обоснование судебных решений сделана ссылка на то, что,

поскольку суммы налога на добавленную стоимость, включенные истцом в состав налогового кредита, не соответствуют фактическим налоговым обязательствам плательщиков налога — контрагентов истца, предоставленные истцом в подтверждение исковых требований налоговые накладные не могут быть свидетельством права на налоговый кредит.

Определением ВАС

от 05.04.2006 указанные судебные решения оставлены без изменений по тем же основаниям.

В жалобе ООО «К.» в ВС поставлен вопрос о пересмотре по исключительным обстоятельствам и отмене вышеприведенных судебных решений и направлении дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции. В обоснование жалобы сделана ссылка на нарушение норм материального права, неодинаковое применение судами кассационной инстанции ст. 7 Закона «О налоге на добавленную стоимость» и приведены постановления кассационного суда, в которых по-иному применена одна и та же норма права.

Жалоба подлежит удовлетворению по следующим основаниям

.

ВАС, оставляя без изменений решения суда первой и апелляционной инстанций, исходил из того, что включение истцом в налоговый кредит сумм налога на добавленную стоимость, подтвержденных налоговыми накладными контр-
агентов истца — поставщиков продукции, которые не уплачивали налоги и местонахождение которых не установлено или учредительные документы которых признаны недействительными в судебном порядке,

является неправомерным.

Вместе с тем

с обоснованностью такого заключения согласиться нельзя.

Согласно п.п. 7.4.1 п. 7.4 ст. 7 Закона «О налоге на добавленную стоимость» (в редакции до 25 марта 2005 года) налоговый кредит отчетного периода состоит из сумм налогов, уплаченных (начисленных) плательщиком налога в отчетном периоде в связи с приобретением товаров (работ, услуг), стоимость которых относится к составу валовых расходов производства (обращения) и основных фондов или нематериальных активов, подлежащих амортизации.

Не разрешается включение в налоговый кредит согласно п.п. 7.4.5 п. 7.4 ст. 7 Закона любых расходов по уплате налога, не подтвержденных налоговыми накладными или таможенными декларациями, а при импорте работ (услуг) — актом приемки работ (услуг) или банковским документом, удостоверяющим перечисление средств в оплату стоимости таких работ (услуг) (редакция до 25 марта 2005 года).

Судами установлено, что истцом в подтверждение обоснованности отнесения в состав налогового кредита сумм налога на добавленную стоимость в I квартале 2002 года — I квартале 2003 года были предоставлены налоговые накладные, не имеющие недостатков, и порядок заполнения которых отвечал установленному действующим законодательством.

Ошибочным является заключение судов о неподтверждении истцом права на налоговый кредит, учитывая признание решением суда недействительными учредительных документов двух контрагентов истца уже после осуществления хозяйственных операций, по которым ими были выданы налоговые накладные, и фактическую неуплату налога в бюджет другими контрагентами истца.

Признание недействительными учредительных документов юридического лица и дальнейшее аннулирование свидетельства плательщика налога на добавленную стоимость само по себе не влекло за собой недействительность всех соглашений, заключенных с момента государственной регистрации такого лица и до момента исключения из государственного реестра, и не лишало правового значения выданных по таким хозяйственным операциям налоговых накладных

.

Судами не опровергнуты доводы истца о том, что на момент осуществления хозяйственных операций обоснованность отнесения истцом к налоговому кредиту, суммы налога на добавленную стоимость по которым не признала налоговая инспекция, продавцы были в Едином государственном реестре, а также имели свидетельство о регистрации в качестве плательщика налога на добавленную стоимость.

При таких обстоятельствах покупатель не может нести ответственность как за неуплату налогов продавцами, так и за возможную недостоверность сведений о них, включенных в Единый государственный реестр, при условии неосведомленности покупателя в отношении таковой

.

Действующим на момент рассмотрения дела Законом «О государственной регистрации юридических лиц и физических лиц — предпринимателей» было установлено, что если сведения, подлежащие внесению в Единый государственный реестр, были внесены в него, то такие сведения считаются достоверными и могут быть использованы в споре с третьим лицом, пока в них не внесены соответствующие изменения. Если сведения, подлежащие внесению в Единый государственный реестр, являются недостоверными и были внесены в него, то третье лицо может ссылаться на них в споре как на достоверные. Третье лицо не может ссылаться на них в споре, если оно знало или могло знать о том, что такие сведения являются недостоверными (ч. 1, ч. 2 ст. 18 Закона).

Согласно п. 1.3 ст. 1 Закона «О налоге на добавленную стоимость» плательщик налога — лицо, которое согласно этому Закону обязано осуществлять удержание и внесение в бюджет налога, уплачиваемого покупателем, или лицо, импортирующее товары на таможенную территорию Украины.

Плательщики налога, определенные в пп. «а», «в», «г», «д» п. 10.1 ст. 10, отвечают за соблюдение достоверности и своевременности определения сумм налога, а также за полноту и своевременность его внесения в бюджет согласно закону (п. 10.2 ст. 10 Закона).

Таким образом, как следует из приведенного выше,

сама по себе неуплата налога продавцом (в том числе в случае уклонения от уплаты) при фактическом осуществлении хозяйственной операции не влияет на налоговый кредит покупателя и сумму бюджетного возмещения.

Статья 19 Конституции устанавливает, что органы государственной власти и органы местного самоуправления, их должностные лица обязаны действовать только на основании, в рамках полномочий и способом, предусмотренными Конституцией и законами Украины.

Следовательно,

налоговые органы не могут начислять налог на добавленную стоимость и налагать штрафные санкции на покупателя при неуплате этого налога продавцом, поскольку действующее законодательство не устанавливает оснований для такого начисления и наложения штрафных санкций.

Учитывая то, что фактические обстоятельства установлены судебными инстанциями полно и правильно, однако неправильно применены нормы материального права, принятые по делу судебные решения подлежат отмене, а коллегия судей постановляет новое решение об удовлетворении исковых требований.

Руководствуясь статьями 241 — 244 Кодекса административного судопроизводства Украины, коллегия судей Судебной палаты

постановила :

Жалобу ООО «К.» удовлетворить

.

Определение ВАС

от 05.04.2006, постановление Севастопольского апелляционного хозяйственного суда от 11.10.2005 и решение хозяйственного суда г. Севастополя с 05.08.2005 года отменить, а исковые требования удовлетворить: признать недействительным налоговое уведомление-решение Государственной налоговой инспекции в Ленинском районе г. Севастополя от 25 апреля 2005 года № <...>.

Постановление является окончательным и не может быть обжаловано, кроме случая, установленного п. 2 ст. 237 Кодекса административного судопроизводства.



комментарий редакции

Право на налоговый кредит не зависит от выявленных нарушений в деятельности контрагента

Это постановление высшего судебного органа трудно переоценить — его выводы важны не только для налоговой сферы, но и для общехозяйственной практики. И примечательны они в первую очередь четко сформулированными принципами договорных отношений двух субъектов, принципами их взаимосвязи в рамках конкретной хозяйственной операции. Речь идет о правовых и налоговых нарушениях со стороны одного из участников сделки и влиянии этих нарушений на саму сделку, в частности на ее налоговые последствия для другой стороны.

Рассматривается тот случай, когда

после заключения и надлежащего исполнения договора были выявлены нарушения со стороны одного из контрагентов в оформлении его учредительных документов, его государственной регистрации, расчетах с бюджетами, подаче налоговой и другой отчетности, отсутствии по местонахождению и т. д. Ввиду серьезности этих нарушений они могут натолкнуть на мысль о недействительности всех соглашений такого нарушителя и, как видно из рассматриваемого постановления, — привести к претензиям налоговиков в отношении налоговых последствий для его контрагентов. Причем претензиям абсолютно не обоснованным.

Справедливая логика ВСУ воплощается в следующей цепочке аргументов:

1)

сторона договора не может нести ответственность за нарушения, допущенные другой стороной в своей деятельности, в частности, за налоговые нарушения. Если на момент заключения сделки общедоступная информация о контрагенте (сведения из Единого государственного реестра, свидетельства о регистрации налогоплательщиком и т. д.) позволяла сделать вывод о законности его деятельности и никакой другой информации в опровержение такого вывода у другой стороны не было, то последняя имела все основания для осуществления сделки и применения к ней соответствующих правил налогообложения;

2) принудительная ликвидация контрагента и тем более признание недействительными его учредительных документов как основание для начала такой процедуры

не влекут за собой автоматическую недействительность всех соглашений, в которых он принимал участие. Не утрачивают своей действительности и выданные таким лицом налоговые накладные;

3) право на налоговый кредит не может зависеть от «незаконности» поставщика. Оно зависит лишь от законности самой операции и от правильного оформления налоговой накладной. Если в рамках собственной хозяйственной деятельности плательщик уплачивает (начисляет) НДС, начисленный другим лицом, то он имеет полное право на увеличение налогового кредита на соответствующую сумму. А то обстоятельство, что это другое лицо не погашает собственные обязательства по НДС, никоим образом не влияет на налоговые права и обязанности не причастного к этим нарушениям добросовестного плательщика НДС.

Оформи подписку и читай все Подписаться на журнал

Похоже, что вы используете блокировщик рекламы :(

Чтобы пользоваться всеми функциями сайта, добавьте нас в исключения!

Как отключить
Скачайте наше мобильное приложение iFactor

© Factor.Media, 1995 -
Все права защищены

Использование материалов без согласования с редакцией запрещено

Ознакомиться с договором-офертой

Присоединяйтесь
Адрес
г. Харьков, 61002, ул. Сумская, 106а
Powered by
Factor Web Solutions
Мы используем cookie-файлы, чтобы сделать сайт максимально удобным для вас и анализировать использование наших продуктов и услуг, чтобы увеличить качество рекламных и маркетинговых активностей. Узнать больше о том, как мы используем эти файлы можно здесь.
Закрити
icon-block
Заважає реклама?
Ви маєте можливість її відключити!
Бажаєте побачити, як сайт буде виглядати без реклами?
Вимкнути на 10 секунд