Темы
Выбрать темы статей
Сортировать по темам

Налоговый спор предприятия в суде Нарушение налогового законодательства стороной договора не является основанием для признания такого договора недействительным

Редакция НиБУ
Налоги & бухучет Июнь, 2007/№ 45
В избранном В избранное
Печать
Статья

Нарушение налогового законодательства стороной договора не является основанием для признания такого договора недействительным

 

Судебные решения, подобные тому, которое опубликовано ниже, не вписываются в известное суворовское изречение «воюют не числом, а уменьем». В данном случае ситуация прямо противоположная — чем больше будет таких судебных прецедентов, тем быстрее сформируется в бухгалтерской среде осознание того, что против произвола и беззакония налоговиков можно и нужно возражать, а самый эффективный способ — это обращение в соответствующую судебную инстанцию. И если пока исход таких споров нельзя на все 100 % гарантировать в пользу налогоплательщика, то только потому, что «кто-то кое-где у нас порой» не желает отстаивать свои же законные права. Давайте посмотрим, как это получается у тех, других, уверенных в своей правоте и своей уверенностью помогающих остальным сделать правильный выбор.

 

Суть спора

Первый ход конем в данном споре сделали налоговики. Если вспомнить такой шахматный термин, как «вилка», то под их удар попали сразу два предприятия, договор поставки между которыми налоговая требовала признать недействительным. Более того, в иске местной ГНИ к этим предприятиям спорный договор характеризовался как противоречащий интересам государства и общества, что (в случае признания его таковым) предполагало применение к нему последствий, предусмотренных

ч. 1 ст. 208 Хозяйственного кодекса Украины (далее — ХКУ). А это ни много ни мало — взыскание в доход государства всего полученного по договору, причем с обеих сторон.

Очевидно, что это в несколько раз больше суммы всех налогов, которые могли бы быть уплачены (или не уплачены) в бюджет сторонами этой сделки. И попытаться сорвать куш при этом можно было чужими руками, даже не вникая в тонкости налогового законодательства, а лишь упирая на недействительность такой сделки. За решение спора в свою пользу стоило побороться и истцу (местной ГНИ), и ответчикам.

 

Позиция налоговых органов

Практика судебных споров с налоговиками в аналогичных случаях идет двумя путями. Первый из них — налоговая обращается с иском о признании недействительными учредительных документов предположительно фиктивного предприятия и отмене его государственной регистрации. После этого, имея положительное судебное решение по данному вопросу, огульно считает все заключенные таким предприятием договоры, а также выданные им первичные документы недействительными, что использует как неоспоримый аргумент в борьбе с налоговым кредитом и валовыми расходами всех его контрагентов.

Такой способ, конечно, удобен своей универсальностью, так как позволяет одним выстрелом задеть семерых зайцев (т. е. налогоплательщиков), но имеет для налоговиков один существенный недостаток. Наиболее рельефно этот недостаток просматривается в постановлении Верховного Суда Украины от 26.09.2006 г. (см. «Налоги и бухгалтерский учет», 2007, № 4), в котором говорится, что

признание недействительными учредительных документов юридического лица само по себе не влечет за собой недействительность всех соглашений, заключенных с момента государственной регистрации такого лица, и не лишает правового значения выданных по таким хозяйственным операциям первичных документов (в частности, налоговых накладных).

Принимая во внимание подобный подход судебных органов, налоговики параллельно с первым способом зачастую применяют и второй, более изысканный способ, предполагающий подачу иска о признании недействительной конкретной сделки, а не учредительных документов в целом*. Именно по второму варианту и разворачивался рассматриваемый нами спор.

* Например, в письме ГНАУ от 02.04.2007 г. № 6448/7/23-5017 (см. «Налоги и бухгалтерский учет», 2007, № 36 — 37) местным налоговым органам рекомендуетcя подготавливать и подавать исковые заявления о признании недействительными учредительных документов поставщика и свидетельства плательщика НДС с момента регистрации, а также всех выданных им первичных документов с момента их составления.

Конечно, не представляется возможным по одному только тексту определения кассационной инстанции в полной мере восстановить аргументы истца по делу, а также мотивы, которыми истец при этом руководствовался. Да это здесь и не требуется. Достаточно лишь сказать, что представители налоговых органов пытались убедить суд, что обе стороны договора поставки имели своей целью нанести вред интересам государства и общества путем уклонения от уплаты налогов и сборов. При этом предприятие-покупатель по этому договору якобы виновно в том, что не отразило прибыль от дальнейшей продажи полученного по нему товара и, соответственно, не задекларировало налогового обязательства перед бюджетом. Более того, налоговая особо негодовала по поводу того, что у этого предприятия возникли валовые расходы и налоговый кредит (наверное, в результате оприходования впоследствии проданного товара), как будто это не само собой разумеющийся факт, полностью соответствующий действующему налоговому законодательству.

Цель же предприятия, которое было поставщиком по спорному договору, по мнению налоговиков, также противоречит интересам государства, что выражается в содействии своему контрагенту «уменьшить налоговую нагрузку путем неоправданного уменьшения налоговых обязательств» последнего. Приведенная формулировка, по меньшей мере, странная, поскольку всем известно, что

по договору поставки налоговые обязательства возникают как раз у поставщика, а у покупателя симметрично им отражается налоговый кредит. И если впоследствии покупатель перепродал приобретенный ранее товар, то к налоговым последствиям сторон по новому договору поставщик товара по предыдущей сделке вообще не имеет никакого отношения.

Скорее всего, имелось в виду, что первоначальный поставщик в своем налоговом учете не отразил налоговых обязательств в момент поставки товара и, как следствие, нарушил тем самым налоговое законодательство, что все равно не дает каких-либо законных оснований считать недействительным такой договор поставки и переводить спор из налоговой плоскости в плоскость хозяйственных отношений. Налоговики же рассудили иначе, решив незаконно наказать добросовестного налогоплательщика, вместо применения законных методов к плательщику недобросовестному. Но поскольку и в том, и в другом случае результат для бюджета, по идее, должен был быть одинаковым, ими был выбран менее хлопотный путь. О том, что же получилось на самом деле, скажем чуть ниже.

Дополнительным аргументом налоговиков, якобы подтверждающим недействительность спорного договора поставки, было то, что стороны на момент рассмотрения дела в суде не произвели денежных расчетов по нему. Разумеется, предприятие — один из ответчиков по иску — опровергало все доводы налоговой инспекции, поэтому отдельно на его позиции останавливаться не будем. Посмотрим, что же сказал по этому поводу Высший административный суд.

 

Решение дела судом

Начнем с того, что хозяйственный суд первой инстанции, рассматривавший данный спор, встал на сторону налоговиков, частично удовлетворив иск. Договор поставки был признан недействительным, однако в применении к нему последствий, предусмотренных

ч. 1 ст. 208 ХКУ, налоговой инспекции было отказано.

Однако уже на следующем этапе апелляционного обжалования ситуация сложилась прямо противоположная — решение о признании указанного договора недействительным было отменено, в удовлетворении иска налоговикам было отказано. Поддержала это решение и кассационная инстанция — Высший административный суд Украины. В своем определении он исходил из того, что:

невыполнение стороной обязательства по договору не может служить основанием для признания его недействительным;

— ни одним законодательным актом

не предусмотрена обязанность покупателя проверять намерения продавца относительно уплаты им налогов;

нарушение сторонами договора налогового законодательства не является основанием для признания его недействительным.

Тем самым Высший административный суд четко разграничил налоговые и хозяйственные аспекты ответственности субъектов предпринимательства, а также однозначно указал на то, что недобросовестность одной стороны, проявившаяся в неуплате налогов в бюджет при выполнении той или иной сделки, не должна приводить к какой-либо дискриминации другой стороны. К аналогичным выводам, кстати, пришел и Верховный Суд Украины в уже упоминавшемся

постановлении от 26.09.2006 г., где также подчеркивалось, в частности, что покупатель не может нести ответственности за неуплату налогов продавцами при условии неосведомленности покупателя в отношении таковой. А в рассматриваемом нами споре налоговой инспекции так и не удалось доказать, что покупатель был осведомлен об этом, хотя истец (налоговая инспекция) все время настаивал на том, что обе стороны договора (и продавец, и покупатель) заключали его с единственной целью — уклонение от уплаты налогов.

Кроме того, суд в своем определении отметил, что налоговики не представили доказательств того, что должностные лица покупателя и продавца при заключении спорного договора поставки имели умысел и преследовали цель осуществить незаконную финансово-хозяйственную деятельность, которая заведомо противоречила интересам государства и общества, и в чем конкретно она проявилась. В этой связи следует сказать, что действующее законодательство содержит известную неопределенность в вопросе,

каким именно образом необходимо доказывать злой умысел и противоправные намерения должностных лиц юридического лица. Должны ли это быть доказательства, собранные и исследованные в процессе уголовного преследования таких должностных лиц, или речь идет о необходимости установления факта их умышленных действий хозяйственным либо административным судом, на сегодняшний день не ясно.

 

Вместо заключения

Подводя итоги, можно сказать, что выводы, сделанные в данном определении Высшего административного суда, выбивают у фискальных органов почву из-под ног при реализации ими и второго способа подачи исков к налогоплательщикам, о котором мы говорили выше. В дальнейшем, предпринимая безосновательные попытки признания хозяйственных договоров недействительными только на том основании, что одна из сторон допустила нарушения налогового законодательства, налоговикам все же придется считаться с мнением авторитетного судебного учреждения по этому поводу.

Нам же остается надеяться, что точку зрения ВАСУ разделят и остальные суды, что в итоге положит конец произволу налоговых органов в отношениях с налогоплательщиками. Если же когда-нибудь по аналогичному вопросу будет принято противоположное решение, то всегда можно воспользоваться опубликованным сегодня определением, указывая на неодинаковое применение судами норм материального права. И тогда уж точно справедливость восторжествует! А по-другому и быть не может.

Материал подготовил Игорь ХМЕЛЕВСКИЙ, экономист-аналитик

 

 

img 1

ВЫСШИЙ АДМИНИСТРАТИВНЫЙ СУД УКРАИНЫ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 5 апреля 2006 года

Нарушение налогового законодательства стороной договора не является основанием для признания такого договора недействительным

5 апреля 2006 года коллегия судей Высшего административного суда Украины, рассмотрев в открытом судебном заседании кассационную жалобу Золочевской межрайонной государственной налоговой инспекции на постановление Львовского апелляционного хозяйственного суда от 31 марта 2005 года по делу по иску Золочевской межрайонной государственной налоговой инспекции к Открытому акционерному обществу «З», Дочернему предприятию «С» о признании недействительным договора, установила следующее.

Решением хозяйственного суда Львовской области от 22 ноября 2004 года исковые требования Золочевской межрайонной ГНИ удовлетворены частично.

Признан недействительным договор поставки № 2203/04 от 22 марта 2004 года, заключенный между ОАО «З» и ДП «С», со дня вступления в силу решения суда как считающийся недействительным с момента его возникновения.

Отказано в иске в части применения последствий, предусмотренных ч. 1 ст. 208 Хозяйственного кодекса Украины.

<...>

Постановлением Львовского апелляционного хозяйственного суда от 31 марта 2005 года решение хозяйственного суда Львовской области от 22 ноября 2004 года отменено в части признания недействительным договора поставки № 2203/04 от 22 марта 2004 года и принято новое решение, которым в удовлетворении иска отказано, судебные расходы взысканы с истца.

В кассационной жалобе

Золочевская межрайонная ГНИ просит отменить постановление Львовского апелляционного хозяйственного суда от 31 марта 2005 года и принять новое решение, которым признать недействительным заключенный между ОАО «З» и ДП «С» договор поставки от 22 марта 2004 года № 2203/04 как заключенный с целью, противоречащей интересам государства и общества, и взыскать в доход государства все полученное по договору, то есть с ОАО «З» 968361,95 грн., и с ДП «С» 968361,95 грн.

При этом Золочевская межрайонная ГНИ ссылается на то, что Львовский апелляционный хозяйственный суд, частично отменяя решение хозяйственного суда Львовской области от 22 ноября 2004 года, неверно применил нормы материального права, в частности ч. 1 ст. 202, ч. 1 ст. 203, ч. 1 ст. 215 ГК Украины, ч. 1 ст. 207, ст. 208 ХК Украины.

Указывает, что

цель навредить интересам государства и общества путем избежания взыскания налогов и сборов имели каждая из сторон договора. Заключив договор о продаже мазута по цене, меньше цены покупки, ОАО «З» не отразило прибыль от продажи, соответственно не задекларировало налогового обязательства перед бюджетом. Кроме того, у ОАО возникли валовые расходы и налоговый кредит. Цель ДП «С» навредить интересам государства заключалась в помощи ОАО «З» уменьшить налоговую нагрузку путем неоправданного уменьшения налоговых обязательств.

В суд кассационной инстанции представитель Золочевской межрайонной ГНИ не явился, несмотря на надлежащее уведомление истца о месте и времени рассмотрения дела согласно требованиям ст. 35 КАС Украины.

В письменных возражениях ОАО «З» считало обжалуемое постановление Львовского апелляционного хозяйственного суда от 31 марта 2005 года законным и вынесенным без нарушения норм материального права, а требования ГНИ безосновательными.

В суде кассационной инстанции представители ОАО «З» — З. и П. поддержали доводы письменных возражений.

ДП «С» письменных возражений относительно поданной кассационной жалобы не подало.

В суд кассационной инстанции представитель ДП «С» не явился, несмотря на должное, согласно требованиям ст. 35 КАС Украины, уведомление о месте и времени рассмотрения дела.

Заслушав доклад судьи <…>, объяснения представителей ОАО «З» — З. и П., проверив доводы кассационной жалобы, коллегия судей считает, что

кассационная жалоба не подлежит удовлетворению по следующим основаниям.

Установлено по делу, что 22 марта 2004 года между ОАО «З» и ДП «С» был заключен договор поставки, согласно которому ДП «С» продало ОАО «З» мазут М-100 в количестве 555037 кг на общую сумму 968361,95 грн.

Согласно п. 5.2 указанного договора сторонами было предусмотрено осуществить оплату в течение 60 банковских дней с момента поставки.

Стороны не предоставили суду доказательства уплаты ОАО «З» стоимости приобретенного им мазута по указанному договору.

В тот же день, 22 марта 2004 года, ОАО «З» по договору № 35/3 этот мазут М-100 в количестве 555037 кг передало в собственность ООО « К» по цене 725961,76 грн.

По условиям обоих договоров, местом доставки является г. Дрогобыч, ул. Бориславская,* то есть местонахождение ОАО «Н».

В обоснование исковых требований о признании недействительным заключенного между «З» и ДП «С» договора поставки от 22 марта 2004 года на основании ст. ст. 203, 215 ГК Украины, ч. 1 ст. 207 ХК Украины, и о применении последствий признания хозяйственного обязательства недействительным, предусмотренных ч. 1 ст. 208 ХК Украины, — взыскание в доход государства всего полученного по договору, то есть с ОАО «З» 968361,95 грн. и с ДП «С» 968361,95 грн.,

истец ссылался на то, что, заключив договор о продаже мазута по цене, меньше цены покупки, ОАО «З» не отразило прибыли от продажи, соответственно не задекларировало налоговое обязательство перед бюджетом, у ОАО возникли валовые расходы и налоговый кредит, цель ДП «С» навредить интересам государства заключалась в помощи ОАО «З» уменьшить налоговую нагрузку путем неоправданного уменьшения налоговых обязательств.

Учитывая, что:

невыполнение стороной обязательства по договору не может служить основанием для признания его недействительным;

ни одним законодательным актом Украины

не предусмотрена обязанность покупателя проверять намерения продавца относительно уплаты им налогов;

нарушение сторонами договора законодательства о налогах не является основанием для признания его недействительным;

договор поставки № 2203/04 от 22 марта 2004 года отвечает требованиям ст. 203 ГК Украины и отсутствуют основания его недействительности согласно ст. 215 ГК Украины;

истец не предоставил суду доказательств того, что должностные лица ОАО «З» и ДП «С» при подписании спорного договора поставки имели умысел и цель осуществить незаконную финансово-хозяйственную деятельность заведомо для них противоречащую интересам государства и общества и в чем конкретно она проявилась;

суд апелляционной инстанции пришел к верному выводу об отмене решения суда первой инстанции в части признания недействительным договора поставки № 2203/04 от 22 марта 2004 года (первого договора из заключенных ОАО «З» 22 марта 2004 года) и об отказе в удовлетворении этих исковых требований.

При этом, рассматривая исковые требования Золочевской межрайонной ГНИ о признании недействительным договора поставки № 2203/04 от 22 марта 2004 года, суд апелляционной инстанции верно исходил из требований ст. 207 ХК Украины, ст. 203, 215 ГК Украины, п. 2 постановления Пленума Верховного Суда Украины № 3 от 28 апреля 1978 года «О судебной практике в делах о признании соглашений недействительными»; п. 11 разъяснений Высшего арбитражного суда Украины «О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с признанием соглашений недействительными» № 02-5/111 от 12 марта 1999 года о признании недействительными соглашений на основании ст. 49 ГК Украины (в редакции 1963 года) (содержание которой является тождественным содержанию ч. 1 ст. 207 ХК Украины) и п. 1.3 обзорного письма Высшего арбитражного суда Украины «О некоторых вопросах практики разрешения споров о признаниях соглашений недействительными» № 01-8/481 от 20 апреля 2001 года.

Поскольку не подлежат удовлетворению исковые требования о признании недействительным договора

поставки, то верным является и заключение об отказе в иске в части применения последствий, предусмотренных ч. 1 ст. 208 ХК Украины.

Постановление Львовского апелляционного хозяйственного суда от 31 марта 2005 года принято с соблюдением норм материального и процессуального права. Оснований для его отмены нет.

Руководствуясь ст. ст. 160, 167, 220, 221, 223, 230, 231 КАС Украины, коллегия судей

постановила:

Кассационную жалобу Золочевской межрайонной государственной налоговой инспекции оставить без удовлетворения, а постановление Львовского апелляционного хозяйственного суда от 31 марта 2005 года — без изменений.

Определение вступает в законную силу с момента провозглашения.

Оформи подписку и читай все Подписаться на журнал
stop

Похоже, что вы используете блокировщик рекламы :(

Чтобы пользоваться всеми функциями сайта, добавьте нас в исключения!

Как отключить
App
Скачайте наше мобильное приложение Factor

© Factor.Media, 1995 -
Все права защищены

Использование материалов без согласования с редакцией запрещено

Ознакомиться с договором-офертой

Присоединяйтесь
Адрес
г. Харьков, 61002, ул. Сумская, 106а
Powered by
Factor Web Solutions
Мы используем cookie-файлы, чтобы сделать сайт максимально удобным для вас и анализировать использование наших продуктов и услуг, чтобы увеличить качество рекламных и маркетинговых активностей. Узнать больше о том, как мы используем эти файлы можно здесь.
Спасибо, что читаете сайт Factor Войдите и читайте дальше бесплатно