Темы
Выбрать темы статей
Сортировать по темам

Нужно ли признавать сделку, противоречащую интересам государства, недействительной в судебном порядке?

Редакция НиБУ
Налоги & бухучет Июль, 2008/№ 53
В избранном В избранное
Печать
Статья

Нужно ли признавать сделку, противоречащую интересам государства, недействительной в судебном порядке?

 

Суть спора

Признание недействительными устава предприятия и свидетельства о его регистрации плательщиком НДС, а также неуплата последним налогов снова стали основанием для обращения налоговых органов в суд с требованием

признать договор с участием такого предприятия недействительным и взыскать в доход государства все полученное по данному договору имущество с обеих его сторон.

Договор

, который налоговая инспекция просит суд признать недействительным, был заключен в 2003 году, т. е. еще в период действия старого Гражданского кодекса 1963 года.

 

Позиция налоговых органов

В обоснование своего требования налоговые органы сослались на

ст. 207 и 208 ХКУ. Согласно указанным статьям хозяйственное обязательство, совершенное с целью, заведомо противоречащей интересам государства и общества, может быть признано недействительным по требованию одной из сторон либо соответствующего органа государственной власти полностью либо в определенной части (ч. 1 ст. 207 ХКУ). Если суд признает хоздоговор заведомо противоречащим интересам государства и общества и установит умысел у обеих сторон договора, то при условии, что до- говор ими обеими выполнен, в доход государства по решению суда взыскивается все полученное ими по договору. Если договор исполнен только одной стороной, с другой стороны взыскивается в доход государства все полученное ею, а также все, что она должна была исполнить в пользу второй стороны. Если же установлено, что умысел на заключение заведомо противоречащего интересам государства и общества договора был только у одной стороны, все полученное ею должно быть возвращено другой стороне, а полученное от виновной стороны взыскивается по решению суда в доход государства (ч. 1 ст. 208 ХКУ).

В рассматриваемом деле

в качестве доказательств того, что договор был заключен с целью, заведомо противоречащей интересам государства и общества, налоговики привели тот факт, что предприятие, выступающее одной из сторон договора, по юридическому адресу не находится, фактический его адрес неизвестен. Это, по мнению налоговых органов, свидетельствует о том, что финансово-хозяйственная деятельность этим предприятием не велась, а значит, налоги не уплачивались. Кроме того, устав предприятия был признан недействительным с момента подписания, а свидетельство о регистрации плательщиком НДС — с момента внесения в реестр плательщиков этого налога. Отметим, что произошло это уже после заключения договора и его исполнения второй стороной.

 

Решение дела судом

Суд первой инстанции

удовлетворил требования налоговой инспекции и признал договор недействительным. Однако сослался он при этом не на ст. 207, 208 ХКУ, как это сделали налоговики в исковом заявлении, а на ст. 49 Гражданского кодекса УССР, действовавшего на момент заключения договора. По своему содержанию она аналогична ст. 208 ХКУ.

Как указал суд первой инстанции в своем решении, основанием для удовлетворения иска о признании договора недействительным стало то, что договор был направлен на противоправное получение предприятием-покупателем суммы бюджетного возмещения НДС.

Апелляционный суд отменил решение суда первой инстанции, указав на недоказанность того, что договор действительно был заключен с заведомо противоречащей интересам государства и общества целью. Поддержал эту позицию и Высший административный суд Украины.

Верховный Суд Украины не согласился ни с одной из инстанций, до него рассматривавших это дело. На анализе его позиции остановимся более подробно.

Верховный Суд Украины, принимая решение по делу, исходил из того, что

требование о признании договора заведомо противоречащим интересам государства и общества не подлежит рассмотрению в суде, поскольку такой договор является ничтожным. По мнению ВСУ, ст. 207, 208 ХКУ должны применяться с учетом ст. 228 ГКУ. Последняя предусматривает, что договор, нарушающий публичный порядок, является ничтожным. При этом считается, что договор нарушает публичный порядок, если он направлен на нарушение конституционных прав и свобод человека и гражданина, уничтожение, повреждение имущества физического или юридического лица, государства, Автономной Республики Крым, территориальной общины, незаконное его завладение. Под это определение, как указал ВСУ, подпадают и договоры, заведомо противоречащие интересам государства и общества.

Продолжая свою мысль, ВСУ приходит к выводу, что признавать такой договор недействительным не требуется, поскольку его недействительность прямо предусмотрена законом (

ст. 215 ГКУ). Соответственно налоговым органам нужно непосредственно обращаться в суд с требованием взыскать в доход государства средства, полученные по договорам, совершенным с целью, заведомо противоречащей интересам государства и общества, ссылаясь на их ничтожность. Требовать признания его недействительным не нужно.

Однако несмотря на вывод о ничтожности договора,

санкции в виде взыскания в доход государства средств, полученных по нему, ВСУ так и не применил по двум причинам.

Во-первых,

ГКУ такого последствия недействительности договора, как взыскание в доход государства всего полученного по нему сторонами, не предусматривает. По общему правилу (в случае если законом не предусмотрены другие последствия недействительности договора), каждая из сторон недействительного договора должна вернуть другой стороне в натуре все полученное ею по договору, а в случае невозможности такого возврата, в частности, когда полученное заключается в пользовании имуществом либо получении результата работы, в предоставленной услуге, — возместить стоимость полученного по ценам, существующим на момент возмещения. Это означает, что ГКУ в этом вопросе смягчает ответственность по сравнению с теми положениями, которые действовали до вступления его в силу, а значит, имеет обратную силу. Этот вывод ВСУ основан на ч. 2 ст. 5 ГКУ.

В свою очередь

ХКУ , как уже отмечалось, содержит нормы, которые по предмету регулирования и установленным санкциям аналогичны нормам ст. 49 Гражданского кодекса УССР, действовавшего на момент заключения сделки. Однако и они не могут быть применены, поскольку в отношении ответственности за нарушение правил осуществления хозяйственной деятельности положения ХКУ применяются в случае, если такие нарушения были совершены после вступления его в силу (п. 5 Заключительных положений ХКУ), т. е. после 01.01.2004 г. Соответственно к договору, заключенному в 2003 году, их применить нельзя.

Получается, что к договорам, заключенным до 01.01.2004 г., нельзя применить ни

ст. 49 Гражданского кодекса УССР (так как ее действие в части последствий заключения заведомо противоречащего интересам государства и общества отменяется ГКУ , который смягчил ответственность), ни ст. 208 ХКУ (поскольку предусмотренные ею последствия могут быть применены только к договорам, заключенным после 01.01.2004 г.).

ВСУ назвал еще одну причину того, почему в данном деле требование налоговиков взыскать в доход государства средства, полученные по договору, не может быть удовлетворено.

Дело в том, что взыскание средств в доход государства суд признал административно-хозяйственной санкцией, а это означает, что провести такое взыскание можно

только в течение 6 месяцев со дня выявления нарушения, но не позже 1 года со дня его совершения. При этом ВСУ исходит из того, что днем совершения нарушения в таких спорах следует считать день выполнения одной из сторон сделки обязательств по ней.

 

Мнение редакции

На то, что предусмотренные

ст. 49 Гражданского кодекса УССР последствия заключения договора, заведомо противоречащего интересам государства и общества, не должны применяться после 01.01.2004 г., ВСУ указывал и раньше (см. постановления ВСУ от 26.12.2006 г., от 14.02.2006 г., от 13.02.2007 г.). Так что эту позицию можно назвать уже устоявшейся.

С выводом

же о том, что такой договор является ничтожным, а потому не требует его признания недействительным, можно спорить.

ГКУ

называет договор, нарушающий публичный порядок, ничтожным и в качестве его негативного последствия предусматривает необходимость возврата сторонами друг другу всего полученного по такому договору, т. е. каждая из сторон остается, так сказать, при своем: она не получает того, на что рассчитывала по договору, но ей возвращается все переданное другой стороне. ХКУ договор, заключенный с целью, заведомо противоречащей интересам государства и общества, называет недействительным и последствием признания договора таковым называет взыскание в доход государства всего полученного по договору без возврата переданного другой стороне, т. е. стороны оказываются в минусе: они лишаются не только того, что получили по договору (как по ГКУ), но и того, что передали друг другу. Как видим, ГКУ и ХКУ расходятся как в вопросе о порядке применения названных выше санкций, так и в характере самих санкций.

Если руководствоваться

Информационным письмом ВХСУ от 07.04.2008 г. № 01-8/211, то приоритет в рассматриваемом вопросе все же следует отдать ХКУ как акту, устанавливающему специальные по сравнению с ГКУ нормы. С одной стороны, субъекту хозяйствования в этом случае придется смириться с тем, что все полученное по договору взыскивается в доход государства. Но с другой — если налоговый орган в исковое заявление включит только требование о взыскании всего полученного по договору в доход государства и иск не будет содержать также требование признать такой договор недействительным, то суд откажет в удовлетворении данного иска, поскольку указанные негативные последствия могут применяться только после признания договора недействительным.

Сразу же хотим предупредить: шансов убедить суд в приоритете норм

ХКУ у субъекта хозяйствования немного, поскольку ВСУ высказывает позицию, аналогичную рассматриваемой сегодня, уже не в первый раз (см. постановления Верховного Суда Украины от 26.06.2007 г., от 13.03.2007 г.).

Как бы там ни было, а несколько выводов, которые будут полезны субъектам хозяйствования, ВСУ в данном решении сделал. К таковым, в частности, нужно отнести вывод о том, что

взыскание полученных по недействительному договору средств в доход государства не может быть применено к договорам, заключенным до 01.01.2004 г.

И если этим выводом сможет воспользоваться достаточно ограниченное количество субъектов хозяйствования (в судах не так много исков о взыскании в доход государства всего полученного по договорам, заключенным до 01.01.2004 г.), то вывод о том, что данная санкция является административно-хозяйственной, а значит, ее применение значительно ограничено во времени, может быть полезен многим. Но не следует забывать, что указанные ограничения распространяются только на такие последствия недействительности, как взыскание полученного по договору в доход государства. Если речь идет о возврате (возмещении стоимости) полученного по ничтожному договору каждой из сторон друг другу, то такие последствия могут быть применены в течение 10 лет с момента заключения договора (

ч. 4 ст. 258 ГКУ).

Материал подготовила Елена Уварова, юрист

 

 

ВЕРХОВНЫЙ СУД УКРАИНЫ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 25 сентября 2007 года

(извлечение)

<...>

В марте 2004 года ГНА обратилась в суд с иском о признании недействительными соглашений купли-продажи <...>, заключенных между ЧП <...> и ОАО <...>, а также о применении предусмотренной ст. 208 Хозяйственного кодекса Украины (далее — ХК) санкции — взыскания с ОАО <...> в доход государства <...> грн. <...>.

Хозяйственный суд <...> решением от 16.12.2004 г. иск удовлетворил частично — признал недействительными на основании ст. 49 Гражданского кодекса УССР (далее — ГК УССР) заключенные между сторонами соглашения купли-продажи, а в остальной части иска отказал. Удовлетворяя иск в части признания соглашений недействительными, суд первой инстанции исходил из того, что они были направлены на противоправное получение ОАО <...> из государственного бюджета <...> грн. <...> коп. налога на добавленную стоимость (далее — НДС). Суд также пришел к заключению, что соглашения имели бестоварный характер и потому применение санкций является нецелесообразным.

Постановлением от 23.03.2005 г. Львовский апелляционный хозяйственный суд решение суда первой инстанции частично отменил и в иске полностью отказал. При этом суд апелляционной инстанции исходил из того, что соглашения имели реальный товарный характер, а истец не доказал, что они заключены с целью, заведомо противоречащей интересам государства и общества.

Высший административный суд Украины определением от 16.01.2007 г. указанное постановление оставил без изменений.

В жалобе в Верховный Суд Украины ГНА затронула вопросы о пересмотре по исключительным обстоятельствам и отмене определения Высшего административного суда Украины, постановления Львовского апелляционного хозяйственного суда и оставлении в силе решения хозяйственного суда Волынской области. В обоснование жалобы истец сослался на нарушение норм материального и процессуального права, неодинаковое применение судом кассационной инстанции одних и тех же норм права, а также приложил судебные решения по делам, в которых по-иному применены эти нормы.

Проверив по материалам дела приведенные в жалобе доводы и установив неодинаковое применение судом кассационной инстанции одних и тех же норм права, коллегия судей Судебной палаты по административным делам Верховного Суда Украины пришла к заключению об их ошибочном применении в этом деле и обоснованности жалобы в части отмены решений судов кассационной и апелляционной инстанций.

Как установлено судами, согласно соглашениям купли-продажи <...>, заключенным между ЧП <...> и ОАО <...>, первое продало последнему оборудование на общую сумму <...>, в том числе <...> НДС, сумма которого была отнесена покупателем в налоговый кредит <...>. Оплата осуществлена в безналичной форме: по первому договору — в течение апреля 2003 года, по второму — мая — октября того же года.

ЧП <...> по юридическому адресу не находится, его фактический адрес неизвестен. Предприятие отчитывалось с показателями, которые свидетельствуют о том, что оно не осуществляло финансово-хозяйственную деятельность, поскольку налоги им не уплачивались. Управление <...> осуществлялось от имени директора (она же учредитель) <...> Согласно решению Дарницкого районного суда г. Киева от 29.01.2004 г. признаны недействительными устав ЧП <...> — с момента подписания — и свидетельство о регистрации предприятия плательщиком НДС — с момента внесения в реестр плательщиков этого налога. В судебном заседании районного суда <...> объяснила, что зарегистрировала ЧП <...> по просьбе знакомого за материальное вознаграждение, после государственной регистрации и получения свидетельства о включении предприятия в реестр плательщиков НДС документы передала знакомому, хозяйственной деятельностью не занималась.

Судом первой инстанции установлены и другие обстоятельства, которые давали ему основания для заключения, что соглашения совершены с целью, заведомо противоречащей интересам государства и общества, а именно направлены на противоправное получение ОАО <...> из государственного бюджета <...> грн. <...> НДС. При приведенных судом первой инстанции обстоятельствах на обоснованность этого заключения не может повлиять то, что апелляционный суд установил товарный характер соглашений, поскольку бестоварность не является необходимым признаком договора, совершенного с указанной целью.

Вместе с тем, удовлетворяя частично иск, суд первой инстанции не учел того, что требования о признании недействительным соглашения, заведомо противоречащего интересам государства и общества, не могут быть предметом иска.

Соглашаясь с заключением суда о недействительности указанных соглашений, коллегия судей приходит к заключению о наличии таких оснований для закрытия производства по делу в этой части.

В обоснование иска ГНА сослалась на статьи 207, 208 ХК.

Согласно ч. 1 ст. 208 этого Кодекса, если хозяйственное обязательство признано недействительным как совершенное с целью, заведомо противоречащей интересам государства и общества, то при наличии намерения у обеих сторон — в случае выполнения обязательства обеими сторонами — в доход государства по решению суда взыскивается все полученное ими по обязательству, а в случае выполнения обязательства одной стороной с другой стороны взыскивается в доход государства все полученное ею, а также все причитающееся с нее первой стороне для возмещения полученного. В случае наличия намерения только у одной из сторон все полученное ею должно быть возвращено другой стороне, а полученное последней или причитающееся ей для возмещения выполненного взыскивается по решению суда в доход государства.

Приведенную норму следует применять с учетом того, что согласно ст. 228 Гражданского кодекса Украины (далее — ГК Украины) сделка, совершенная с целью, заведомо противоречащей интересам государства и общества, одновременно является нарушающей публичный порядок, а следовательно — ничтожной. Как указано в ч. 2 ст. 215 этого Кодекса, признания судом такой сделки недействительной не требуется. В ст. 49 ГК УССР, которая действовала на момент возникновения спорных правоотношений, также речь шла о недействительности соглашения, заключенного с целью, противоречащей интересам государства и общества, т. е. это соглашение признавалось недействительным на основании закона. Поэтому иски налоговых органов о признании такой сделки (соглашения, хозяйственного обязательства) недействительным судебному разбирательству не подлежат.

Органы государственной налоговой службы, указанные в абзаце первом ст. 10 Закона Украины от 04.12.1990 г. № 509-XII «О государственной налоговой службе в Украине», могут на основании п. 11 этой статьи обращаться в суды с исками о взыскании в доход государства средств, полученных по сделкам, совершенным с целью, заведомо противоречащей интересам государства и общества, ссылаясь на их ничтожность. Заключение суда о ничтожности сделки должно быть изложено в мотивировочной, а не в резолютивной части судебного решения.

За совершение сделки с целью, заведомо противоречащей интересам государства и общества, применяются санкции, предусмотренные ч. 1 ст. 208 ХК. Согласно содержанию статьи это возможно только в случае выполнения сделки хотя бы одной стороной. Указанные санкции нельзя применять за сам факт неуплаты налогов (сборов, других обязательных платежей) одной из сторон договора, поскольку при таких обстоятельствах правонарушением была бы неуплата налогов, а не совершение сделки. Для взыскания этих санкций необходимым является наличие умысла на заключение соглашения с целью, заведомо противоречащей интересам государства и общества, например с целью неправомерного получения из государственного бюджета средств путем возмещения НДС в случае его неуплаты контрагентами в бюджет.

Согласно ч. 1 ст. 208 ХК предусмотренные ею санкции применяет только суд. Это правило соответствует ст. 41 Конституции Украины, согласно которой конфискация имущества может быть применена исключительно по решению суда в случаях, объеме и порядке, установленных законом.

Поскольку указанные санкции являются конфискационными, взыскиваются по решению суда в доход государства за нарушение правил осуществления хозяйственной деятельности, то они относятся не к гражданско-правовым, а к административно-хозяйственным санкциям как соответствующие определению, приведенному в части первой ст. 238 ХК.

<...>

Суд первой инстанции правильно не применил санкции, установленные за выполнение соглашений, заключенных с целью, заведомо противоречащей интересам государства и общества, однако с обоснованием такого решения согласиться нельзя. Вместе с тем ошибочность мотивов отказа в иске не может быть основанием для отмены правильного по сути решения в этой части.

ГК УССР, ст. 49 которого устанавливала, в частности, конфискационные санкции за заключение соглашений с целью, заведомо противоречащей интересам государства и общества, утратил силу с 1 января 2004 года. ГК Украины таких санкций не предусматривает.

Согласно содержанию ч. 2 ст. 5 ГК Украины он имеет обратное действие во времени в случаях, когда смягчает или отменяет ответственность лица.

ХК, который вступил в силу с 1 января 2004 года, содержит нормы, которые по предмету регулирования и установленным санкциям отвечают положениям ст. 49 ГК УССР.

Однако согласно п. 5 разд. IX «Заключительные положения» ХК положения последнего в отношении ответственности за нарушение правил осуществления хозяйственной деятельности применяются в случае, если такие нарушения были совершены после вступления в силу этих положений. Положения ХК в отношении ответственности за нарушения, указанные в абзаце первом того же пункта, совершенные до вступления в силу соответствующих положений указанного Кодекса об ответственности участников хозяйственных отношений, применяются в случае, если они смягчают ответственность за указанные нарушения.

Кроме того, установленные ч. 1 ст. 208 ХК санкции могут быть применены только с соблюдением сроков, установленных статьей 250 этого Кодекса, — в течение шести месяцев со дня выявления нарушения, но не позднее чем через один год со дня нарушения субъектом установленных законодательными актами правил осуществления хозяйственной деятельности, кроме случаев, предусмотренных законом.

На основании приведенного и руководствуясь статьями 241 — 244 Кодекса административного судопроизводства Украины, коллегия судей Судебной палаты по административным делам Верховного Суда Украины

постановила :

Жалобу Государственной налоговой администрации <...> удовлетворить частично.

Определение Высшего административного суда Украины от 16.01.2007 г., постановление Львовского апелляционного хозяйственного суда от 23.03.2005 г. отменить.

Решение хозяйственного суда <...> от 16.12.2004 г. в части удовлетворения требований о признании соглашений недействительными отменить с закрытием производства по делу, а в остальном — оставить без изменений.

Постановление является окончательным и не может быть обжаловано, кроме случая, установленного п. 2 ч. 1 ст. 237 Кодекса административного судопроизводства Украины.

Оформи подписку и читай все Подписаться на журнал
stop

Похоже, что вы используете блокировщик рекламы :(

Чтобы пользоваться всеми функциями сайта, добавьте нас в исключения!

Как отключить
App
Скачайте наше мобильное приложение Factor

© Factor.Media, 1995 -
Все права защищены

Использование материалов без согласования с редакцией запрещено

Ознакомиться с договором-офертой

Присоединяйтесь
Адрес
г. Харьков, 61002, ул. Сумская, 106а
Powered by
Factor Web Solutions
Мы используем cookie-файлы, чтобы сделать сайт максимально удобным для вас и анализировать использование наших продуктов и услуг, чтобы увеличить качество рекламных и маркетинговых активностей. Узнать больше о том, как мы используем эти файлы можно здесь.
Спасибо, что читаете сайт Factor Войдите и читайте дальше бесплатно