Школа правовых знаний. Инвалютная цена во внутреннем договоре

Редакция НиБУ
Налоги & бухучет Февраль, 2009/№ 10
В избранном В избранное
Печать
Статья

Инвалютная цена во внутреннем договоре

 

Вопрос о выражении цены договора в эквиваленте к иностранной валюте сегодня стал наиболее болезненным. Субъекты хозяйствования, выступающие в таких договорах стороной, на которой лежит обязанность оплаты, первыми ощутили на себе «прикосновение» финансового кризиса. Многие из них пытаются найти законный выход, который позволил бы с наименьшими потерями отказаться от выполнения инвалютного обязательства. Среди рассматриваемых вариантов — признание договора недействительным в связи с неправомерностью установления цены в инвалюте либо отказ от исполнения договора в силу существенного изменения обстоятельств. Рассмотрим перспективность каждого из них.

Елена УВАРОВА, юрист Издательского дома «Фактор»

 

Документы статьи

ГКУ

— Гражданский кодекс Украины от 16.01.2003 г. № 435-IV.

ХКУ

— Хозяйственный кодекс Украины от 16.01.2003 г. № 436-IV.

Закон о ценах

— Закон Украины «О ценах и ценообразовании» от 03.12.90 г. № 507-XII.

Постановление № 1998

— постановление Кабмина «Об усовершенствовании порядка формирования цен» от 18.12.98 г. № 1998.

 

Цена договора в иностранной валюте: законно ли?

Начнем именно с этого вопроса, учитывая его давнюю и неоднозначную историю. Ее обзор уже нами приводился (см. «Налоги и бухгалтерский учет», 2006, № 50, с. 33). Поэтому только напомним основные моменты.

Смысл «привязки» цены договора к иностранной валюте понятен: стороны хотят обезопасить себя от возможных колебаний курса национальной валюты.

Однако многие помнят

постановление № 1998, согласно которому «формирование, установление и применение субъектами предпринимательства свободных цен на территории Украины должно осуществляться исключительно в национальной денежной единице. Формирование цен в долларовом эквиваленте считается обоснованным только в части импортной составляющей структуры цены». Это постановление на данный момент формально остается действующим, хотя суды уже давно превратили его в «мертвую» норму, практически единогласно отказавшись применять его положения (п. 6 Обзорного письма ВХСУ от 27.11.2001 г. № 01-8/1289, п. 4 Информационного письма ВХСУ от 29.08.2001 г. № 01-8/935, письмо ВАСУ от 11.06.2001 г. № 01-8/677, постановления ВСУ от 15.04.2002 г., от 21.01.2003 г.).

Тем не менее еще некоторое время о существовании

постановления № 1998 субъектам хозяйствования напоминала Госценинспекция, угрожая применением предусмотренных Законом о ценах санкций к тем из них, в договорах которых цены были указаны в эквиваленте к доллару (см. письмо от 06.10.2003 г. № 32/3-7/1889). Немного забегая вперед, скажем, что в 2006 году Минэкономики признало, что органы госценинспекции не могут применять указанные санкции за установление цен в эквиваленте к инвалюте, поскольку Законом о ценах ответственность предусмотрена за нарушение цен, в отношении которых осуществляется госрегулирование (письмо от 13.09.2006 г. № 133-23/217). Вскоре с этим согласилась и сама Госценинспекция (письмо от 10.11.2006 г. № 200/7-10/1558).

Вопрос должно было снять вступление в силу

ГКУ и ХКУ. Однако они только обострили дискуссию между сторонниками и противниками возможности установления цен в эквиваленте к иностранной валюте.

Согласно

ст. 524 ГКУ обязательства должны быть выражены в денежной единице Украины — гривне. В то же время стороны могут определить денежный эквивалент обязательства в иностранной валюте. Но одновременно с приведенной статьей появилась и ст. 189 ХКУ, в которой говорится о том, что цена определяется в договоре в гривнях и только во внешнеэкономических договорах она может устанавливаться в иностранной валюте.

Из этого многими специалистами был сделан вывод: устанавливать цену в эквиваленте к доллару (другой иностранной валюте) можно в ВЭД-договорах, а также в договорах с участием физлиц-непредпринимателей.

Мнения государственных органов в этом вопросе тоже разделились.

Позиция Минюста, изложенная им в

письме от 12.03.2007 г. № 20-5-132, сводится к следующему: ГКУ допускает определение денежного эквивалента обязательства в иностранной валюте, однако есть ч. 2 ст. 189 ХКУ, которая требует выражения денежного обязательства только в гривне. Вывод, который делает Минюст: если договор заключен между субъектами хозяйствования, то эквивалент в инвалюте может быть установлен только для ВЭД-договора.

С таким выводом не согласился Госкомпредпринимательства. В

письме от 21.12.2007 г. № 9563 он, в частности, указал: «...сторонам договора предоставлено право определять денежный эквивалент обязательства в иностранной валюте, что наряду с применением индексации суммы обязательства дает возможность участникам гражданского оборота избежать влияния инфляционных процессов на сумму их денежных обязательств». Хотя надо сказать, что до нового ГКУ Госкомпредпринимательства занимал иную позицию (письмо от 04.02.2002 г. № 2-222/607). Еще раньше свое согласие с судами в том, что цена в договоре может быть установлена в эквиваленте к иностранной валюте, выразили ГНАУ в письме от 11.03.2005 г. № 2045/6/23-5315 и Минэкономики в письме от 19.12.2006 г. № 89-24/103.

Точку в этих дебатах сторонников разного понимания предписаний

ГКУ и ХКУ поставили хозяйственные суды. Они признают возможность определения денежного эквивалента в инстранной валюте (постановления ВХСУ от 19.11.2008 г. № 15-23/234-05-7281, от 29.10.2008 г. № 14/33, от 15.02.2007 г. № 4/644-12/105, от 18.01.2007 г. № 43/57-06, от 16.08.2006 г. № 3/285/05). При этом суды указывают, что действующее законодательство ограничивает применение иностранной валюты только как средства платежа в расчетах между резидентами, при этом данное ограничение не означает запрета устанавливать цену договора в эквиваленте к иностранной валюте (постановления ВХСУ от 04.09.2008 г. № 15/24-08-616, от 26.06.2008 г. № 33/272).

Однако не исключено, что вскоре у субъектов хозяйствования может появиться новый повод искать поддержку в судах. Дело в том, что министр экономики сегодня высказывает

позицию, отличающуюся от выводов Минэкономики, сделанных ранее в упомянутом выше письме. В частности, он указывает на то, что несоблюдение требований постановления № 1998 об установлении цен исключительно в национальной денежной единице является нарушением государственной дисциплины цен (соответствующее заявление размещено на сайте Кабмина). В то же время, на наш взгляд, такая позиция министра не согласуется с законодательством Украины, которое под государственным регулированием цен понимает конкретные методы регулирования и требование к валюте выражения денежного обязательства к ним не относится.

Как мы говорили вначале, сегодня возникла угроза новой волны споров о правомерности привязки цены в договоре к иностранной валюте — ведь если доказать незаконность такого условия договора, можно поставить под сомнение действительность договора в целом. Однако учитывая позицию судов в этом вопросе, этот вариант выглядит малоперспективным. Предлагаем рассмотреть другой вариант действий.

 

Существенное изменение обстоятельств как основание для расторжения/изменения договора

Для того чтобы изменить либо расторгнуть договор в связи с существенным изменением курса иностранной валюты, в эквиваленте к которой была установлена цена в договоре, можно сослаться на

ст. 652 ГКУ. Она, по крайней мере, на первый взгляд, как раз на такие случаи и рассчитана.

Согласно

ст. 652 ГКУ в случае существенного изменения обстоятельств, которыми стороны руководствовались при заключении договора, договор может быть изменен или расторгнут по соглашению сторон, если иное не установлено договором или не следует из сути обязательства. При этом ГКУ предлагает изменение обстоятельств считать существенным в том случае, если они изменились настолько, что если бы стороны могли это предусмотреть, они не заключили бы договор или заключили бы его на других условиях (ч. 1 ст. 652 ГКУ).

Приходится признавать, что выработанного понимания

существенного изменения обстоятельств в украинской судебной практике нет. Из немногочисленных решений, в которых суды высказывали свое видение существенных изменений обстоятельств, можно назвать постановления ВХСУ от 30.10.2008 г. № 2-15/12295-2007 и Киевского апелляционного хозсуда от 07.05.2008 г. № 16/28. В обоих случаях суды не признали значительное повышение рыночных цен существенным изменением обстоятельств, поскольку такое повышение может быть отнесено к предпринимательскому риску.

В то же время, чтобы с большей ясностью представить, о чем идет речь, можно воспользоваться понятием затруднений, которое используется

Принципами УНИДРУА (как указано в п. 2 Информационного письма от 07.04.2008 г. № 01-8/211, они применяются в Украине как фиксирующие обычаи делового оборота). Согласно ст. 6.2.2 Принципов УНИДРУА затруднениями считается случай, когда возникают события, существенным образом изменяющие равновесие договорных обязательств в силу либо возрастания для стороны стоимости исполнения, либо уменьшения ценности получаемого стороной исполнения.

Так называемым хрестоматийным примером ссылки на «затруднения», выступающие основанием для изменения либо расторжения договора, является следующая ситуация: «В договоре купли-продажи между А и В

цена выражена в валюте страны X; эта валюта уже медленно обесценивалась по отношению к основным валютам в период до заключения договора. Через месяц после заключения договора политический кризис в стране X приводит к массовой девальвации порядка 80 % стоимости валюты. Если обстоятельства не указывают на иное, это событие является случаем затруднений, поскольку такое ускорение потери стоимости валюты страны X было непредвиденным».

Изложенный выше материал можно использовать для составления предложения контрагенту об изменении или расторжении договора. В соответствии со

ст. 188 ХКУ предложение об изменении или расторжении договора направляется второй его стороне, которая, в свою очередь, на полученное предложение должна ответить в течение 20 календарных дней (с момента получения соответствующих предложений). Если предложившая изменения либо расторжения договора сторона не получает ответ в этот срок или получает отказ, она может обратиться в суд. Если же получено согласие на изменения, то они должны быть внесены в той же форме, что и сам договор (т. е., если, например, договор был удостоверен нотариально, то и дополнительное соглашение о внесении в него изменений также следует заверить у нотариуса). Суды обращают внимание на то, предлагал ли истец изменить условия договора контрагенту перед обращением в суд (постановление ВХСУ от 08.07.2008 г. № 4/34-08-651).

Впрочем, следует быть готовыми к тому, что даже при объективном наличии затруднений, существенно повлиявших на обязанность оплаты по договору, сторона-исполнитель (поставщик, подрядчик) может не согласиться с необходимостью внесения изменений в договор либо с его расторжением (тем более, если свои обязательства по договору она уже исполнила). Тогда субъекту хозяйствования, который оказался перед необходимостью заплатить по договору в полтора, а то и в два раза больше, остается

обратиться в суд.

 

Изменение курса валюты: обоснование существенности в суде

Суд может удовлетворить требование о расторжении договора либо о внесении в него изменений, если истец обоснует

не только факт существенного изменения обстоятельств*, но и одновременное наличие таких условий:

1.

В момент заключения договора стороны исходили из того, что такое изменение обстоятельств не наступит. Доказать наличие этого условия будет сложно, если договор заключен в конце октября — начале ноября. Суд примет во внимание, что еще 21.10.2008 г. официальный курс гривни составлял 498,55 грн. за 100 долларов США, а 30.10.2008 г. — 576,04 грн., и скорее всего сочтет, что в этих условиях стороны не могли не учитывать нестабильность курса национальной валюты.

* На то, что только существенного изменения обстоятельств недостаточно для применения ст. 652 ГКУ, специально обращают внимание и суды (постановления ВХСУ от 30.10.2008 г. № 2-15/12295-2007, от 08.07.2008 г. № 4/34-08-651, постановление ВСУ от 15.05.2007 г. по делу № 30/110, постановление Киевского апелляционного хозсуда от 07.05.2008 г. № 16/28).

Российская судебная практика могла бы послужить ориентиром для отечественной в применении

ст. 652 ГКУ, которая дословно повторяет ст. 451 Гражданского кодекса Российской Федерации. Однако, к сожалению, последняя весьма неоднозначна: если Высший арбитражный суд РФ, рассмотрев ситуацию, когда в результате резкого роста курса доллара обязательство истца в рублевом эквиваленте увеличилось более чем в четыре раза, не посчитал это существенным изменением обстоятельств (постановление от 07.08.2001 г. № 4876/01), то, например, Федеральный арбитражный суд Московского округа в постановлении от 31.01.2002 г. № КГ-А40/41-02 нашел аргументы для противоположного вывода: «Общеизвестными фактами являются малопрогнозируемость экономической ситуации, а также непредвиденный и чрезмерный инфляционный скачок в 1998 г. При таких обстоятельствах внесение арендной платы в ценах 1996 г. по договору со сроком действия до 2018 г. устранило бы из гражданско-правовой сделки признак возмездности и эквивалентности, а также нарушило бы баланс имущественных интересов сторон, что недопустимо в соответствии с основными началами гражданского законодательства».

2. Изменение обстоятельств обусловлено причинами, которые

заинтересованная сторона не могла устранить после их возникновения при всей внимательности и осмотрительности, которые от нее требовались.

3.

Выполнение договора нарушило бы соотношение имущественных интересов сторон и лишило бы заинтересованную сторону того, на что она рассчитывала при заключении договора.

4. Из сути договора либо обычаев делового оборота

не следует, что риск изменения обстоятельств несет заинтересованная сторона.

Некоторые специалисты говорят о том, что повышение курса доллара либо евро может быть отнесено к рискам предпринимательской деятельности, а это значит, что обосновать необходимость расторжения либо изменения договора сможет только физическое лицо, не являющееся предпринимателем. Мировая практика исходит из несколько иного понимания: риск негативных последствий существенно изменившихся обстоятельств должна брать на себя та из сторон договора, которая могла лучше оценить риск таких изменений. Например, в договоре между потребителем и предпринимателем такой стороной будет как раз последний, поскольку ему как профессионалу, имеющему больше информации, а также опыт в данной сфере деятельности легче оценить и в той или иной мере предотвратить возможные риски. По тем же мотивам при долгосрочной поставке товаров, осуществляемой производителем этого товара, стороной, несущей риск существенного изменения обстоятельств, должен быть производитель, поскольку именно он знает производство товара и те риски, которые связаны с этим (колебания цен на сырье, изменение технологии производства и т. п.). Если продолжить этот ряд, то в отношениях в рамках кредитного договора стороной, несущей риск существенного снижения курса национальной валюты, должен выступать банк.

Сложнее определить несущую риск сторону в ситуации, когда стороны договора — два субъекта хозяйствования, а существенное изменение обстоятельств происходит в сфере деятельности, на которой ни один из них не специализируется. Речь как раз о ситуации, когда цена договора установлена в эквиваленте к иностранной валюте, курс которой по отношению к национальной существенно изменился. Думаем, в этом случае суд будет исходить из того, что риск негативных последствий такого изменения стороны должны нести совместно.

Для того чтобы суд удовлетворил требование о внесении

изменений в договор, кроме перечисленных выше, надо также доказать наличие еще одного условия.

5. Расторжение договора противоречит общественным интересам либо повлечет для сторон ущерб, который значительно превышает ущерб, необходимый для исполнения договора на условиях, измененных судом.

Сказать точно, пойдут ли украинские суды по пути признания изменения курса национальной валюты по отношению к иностранным валютам существенным изменением обстоятельств, позволяющим сделать исключение из принципа «договоры должны исполняться», сегодня нельзя. Остается уповать на то, что и об известном со времен Древнего Рима принципе «не соответствует честности и справедливости получение выгоды одним лицом путем причинения ущерба другому» они тоже не забудут.

Оформи подписку и читай все Подписаться на журнал

Похоже, что вы используете блокировщик рекламы :(

Чтобы пользоваться всеми функциями сайта, добавьте нас в исключения!

Как отключить
Скачайте наше мобильное приложение iFactor

© Factor.Media, 1995 -
Все права защищены

Использование материалов без согласования с редакцией запрещено

Ознакомиться с договором-офертой

Присоединяйтесь
Адрес
г. Харьков, 61002, ул. Сумская, 106а
Powered by
Factor Web Solutions
Мы используем cookie-файлы, чтобы сделать сайт максимально удобным для вас и анализировать использование наших продуктов и услуг, чтобы увеличить качество рекламных и маркетинговых активностей. Узнать больше о том, как мы используем эти файлы можно здесь.
Закрити
icon-block
Заважає реклама?
Ви маєте можливість її відключити!
Бажаєте побачити, як сайт буде виглядати без реклами?
Вимкнути на 10 секунд