Школа правовых знаний. Ликвидация хозобщества по решению суда: обзор судебной практики

Редакция НиБУ
Налоги & бухучет Ноябрь, 2009/№ 94
В избранном В избранное
Печать
Статья

Ликвидация хозобщества по решению суда:

обзор судебной практики

Прекращение деятельности того или иного субъекта хозяйствования сегодня не редкость. Как правило, основанием для этого становится либо решение участников общества, либо признание его банкротом. И то, и другое чаще всего связано с результатами хозяйственной деятельности общества. Однако основания для принудительной ликвидации могут быть и другими. Этот обзор судебной практики посвящен ответам на вопросы о том, какие основания суды считают достаточными для ликвидации юрлица, в каком порядке и по чьей инициативе они применяются.

Елена УВАРОВА, юрист Издательского дома «Фактор»

Документы статьи

ГКУ

 — Гражданский кодекс Украины от 16.01.2003 г. № 435-IV.

ХКУ

 — Хозяйственный кодекс Украины от 16.01.2003 г. № 436-IV.

КАСУ 

— Кодекс административного судопроизводства Украины от 06.07.2005 г. № 2747-IV.

ХПК

 — Хозяйственный процессуальный кодекс Украины от 06.11.91 г. № 1798-XII.

Закон о хозобществах

 — Закон Украины «О хозяйственных обществах» от 19.09.91 г. № 1576-XII.

Закон № 509 —

Закон Украины «О государственной налоговой службе в Украине» от 04.12.90 г. № 509-ХII.

Закон № 755

 — Закон Украины «О государственной регистрации юридических лиц и физических лиц — предпринимателей» от 15.05.2003 г. № 755-IV.

Какой суд уполномочен принимать решение о ликвидации хозобщества?

Вопрос о том, какой из судов —

административный, хозяйственный или общий — должен рассматривать ту или иную категорию споров, требует решения в первую очередь, поскольку ошибка в определении подведомственности спора приведет к тому, что дело будет возвращено в суд первой инстанции и всю процедуру придется пройти заново.

К сожалению, с 2005 года, когда в судебной системе Украины появились административные суды, критерии определения их компетенции остаются по-прежнему недостаточно четкими. Это справедливо и в отношении споров, связанных с ликвидацией хозобществ в судебном порядке по основаниям, не связанным с банкротством.

В соответствии со 

ст. 17 КАСУ компетенция административных судов распространяется, в частности, на споры по обращению субъекта властных полномочий в случаях, установленных законом. Так, высшие судебные инстанции дела по искам налоговых органов либо других органов госвласти, государственного регистратора с требованием о прекращении юридического лица относят к спорам публично-правового характера, а значит — подлежащим рассмотрению в административных судах (см. Обобщение практики рассмотрения судами корпоративных споров от 01.08.2007 г., рекомендации ВХСУ от 27.06.2007 г. № 04-5/120, п. 12 постановления Пленума Верховного Суда Украины от 24.10.2008 г. «О практике рассмотрения судами корпоративных споров», определения ВАСУ от 03.02.2009 г. № К-33062/06, от 23.07.2009 г.). От данной позиции стараются не отклоняться и суды на местах (см., например, определение Киевского апелляционного административного суда от 30.06.2009 г. по делу 22-а-19551/08).

Однако вопрос о принудительной ликвидации юридического лица по основаниям, не связанным с банкротством, в определенных случаях может рассматриваться хозяйственным судом. Так, согласно 

ст. 12 ХПК дела, которые возникают из корпоративных отношений по спорам между хозяйственным обществом и его участником (учредителем, акционером), в том числе выбывшим участником, а также между самими участниками, связанные с созданием, деятельностью, управлением и прекращением деятельности этого общества, относятся к компетенции хозяйственных судов.

Как указано в 

п. 1.4 рекомендаций Президиума ВХСУ от 28.12.2007 г. № 04-5/14 «О практике применения законодательства при рассмотрении дел, возникающих из корпоративных отношений», споры по искам участников общества о признании недействительными учредительных документов общества, о ликвидации общества либо отмене его госрегистрации рассматриваются хозяйственными судами по местонахождению соответствующих хозобществ.

Верховный Суд Украины, в свою очередь, подчеркивает, что если вместе с требованием о прекращении хозобщества участник общества заявляет также требование к госрегистратору о регистрации факта такого прекращения, это не меняет характера спора и участие в нем субъекта властных полномочий (госрегистратора) не делает его публично-правовым. Первоочередным является требование о прекращении юрлица, и если оно заявляется участником хозобщества либо третьим лицом, считающим свои права нарушенными, спор подлежит рассмотрению в хозяйственном суде (см.

Обобщение практики рассмотрения судами корпоративных споров от 01.08.2007 г.).

Субъекты, имеющие право требовать ликвидации хозобщества

На основании анализа действующих нормативных актов и судебной практики их применения можно назвать таких субъектов, по требованию которых инициируется процедура ликвидации хозобщества в судебном порядке:

1.

Государственный регистратор. Полномочие госрегистратора заявлять требования о ликвидации юрлица в связи с допущенными при его создании нарушениями, которые невозможно устранить, а также в других случаях, установленных законом, прямо названо в ч. 2 ст. 110 ГКУ. Однако ни одного решения, в котором бы вопрос о ликвидации юрлица рассматривался по иску госрегистратора, нам найти не удалось. По признанию самих госрегистраторов, они данное полномочие не используют. Объяснение, видимо, в том, что на этапе создания юрлица проследить за соблюдением всех требований законодательства — обязанность госрегистратора, поэтому он и сам не заинтересован в выявлении допущенных на этой стадии нарушений. Других же оснований, по которым госрегистратор мог бы требовать ликвидации юрлица, закон не предусматривает.

Кроме того, как указывает Госкомпредпринимательства в 

письме от 31.12.2008 г. № 11210, госрегистратор является должностным лицом, а не органом, как того требует ч. 2 ст. 110 ГКУ. В этом же письме обращается внимание на то, что исключительные полномочия госрегистратора определены в ч. 1 ст. 6 Закона № 755 и в этом перечне отсутствуют полномочия по предъявлению требования о ликвидации юрлица по основаниям, указанным в п. 2 ч. 1 ст. 110 ГКУ.

2.

Участник хозобщества. Возможность обратиться в суд с требованием о ликвидации хозобщества для этой категории субъектов также прямо предусмотрена ч. 2 ст. 110 ГКУ. В отличие от госрегистраторов участники хозобществ активно этой возможностью пользуются. При этом ВСУ указывает на то, что такие требования участников хозобщества могут быть удовлетворены при одновременном наличии таких условий:

— на момент рассмотрения дела учредительные документы хозобщества не соответствуют требованиям законодательства;

— нарушения, допущенные при принятии и утверждении учредительных документов, не могут быть устранены;

— соответствующие положения учредительных документов нарушают права или охраняемые законом интересы истца (см.

п. 13 постановления Пленума Верховного Суда Украины от 24.10.2008 г. «О практике рассмотрения судами корпоративных споров»).

3.

Органы государственной налоговой службы. Вопрос о том, могут ли налоговики заявлять такие требования, — наиболее спорный. К сожалению, его спорность выражается и в крайне неоднозначной судебной практике.

Согласно

п. 17 ст. 11 Закона № 509 органы государственной налоговой службы имеют право обращаться в предусмотренных законом случаях в судебные органы с заявлением (исковым заявлением) об отмене государственной регистрации субъекта предпринимательской деятельности.

Судебная практика в части применения приведенного положения пошла двумя противоположными путями: одни суды отказывают в удовлетворении исков налоговиков о прекращении деятельности хозобщества, указывая на отсутствие у них соответствующих полномочий, другие — признают правомерность подачи таких исков. Коротко остановимся на аргументах, на которых основываются сторонники каждой из позиций.

Суды, признающие за налоговиками наличие полномочий на обращение в суд с требованием о прекращении хозобщества, руководствуются приведенной выше 

ст. 11 Закона № 509, а законами, предусматривающими, в каких случаях налоговый орган может подать соответствующий иск, называют Закон № 755, в ст. 38 которого приведен соответствующий перечень, и ГКУ, который в ст. 110 в качестве возможных оснований для принудительной ликвидации юрлица называет допущенные при его создании нарушения, которые невозможно устранить, а также в других случаях, установленных законом (см. определение Киевского апелляционного административного суда от 30.06.2009 г. по делу 22-а-19551/08).

Противники признания за налоговыми органами полномочий на обращение в суд с требованием о ликвидации хозобщества указывают, что

исчерпывающий круг субъектов, наделенных такими полномочиями, назван в ч. 2 ст. 110 ГКУ. Это либо орган, проводящий госрегистрацию, либо участник юрлица (определение ВАСУ от 22.05.2008 г., постановление Луганского окружного админсуда от 02.09.2009 г. по делу № 2а-20870/09/1270, определения Донецкого апелляционного административного суда от 02.09.2009 г. по делу № 2-а-2618/09/1270, от 01.09.2009 г. по делу № 2-а-11008/08/1270).

Попытку склонить чашу весов в пользу признания за налоговиками соответствующих полномочий ВАСУ сделал в 

Обзорном письме от 24.10.2008 г. № 1776/100/13-08 «О некоторых вопросах практики решения споров в делах при участии органов государственной налоговой службы (по материалам дел, рассмотренных в кассационном порядке Высшим административным судом Украины)». В п. 10 данного Обзорного письма, в частности, указывается, что требование о прекращении юридического лица соответствует полномочиям органа государственной налоговой службы. Данную позицию сразу же на вооружение взяли суды более низких инстанций (см. постановления Днепропетровского окружного админсуда от 19.05.2009 г. по делу № 2-а-4838/08/0470, Луганского окружного админсуда от 16.10.2009 г. по делу № 2а-21737/09/1270, Окружного админсуда АРК от 16.07.2009 г. по делу № 2а-6375/09/1/0170 и др.).

4.

Служба безопасности Украины, специальные подразделения по борьбе с организованной преступностью органов внутренних дел и СБУ. Законом Украины «О Службе безопасности Украины» от 25.03.92 г. № 2229-XII предусмотрено, что в случае проведения мероприятий по борьбе с терроризмом и финансированием террористической деятельности СБУ ее органы и сотрудники имеют право подавать по материалам оперативно-розыскной деятельности в суд заявления об отмене регистрации и прекращении деятельности субъектов предпринимательства (п. 4 ч. 2 ст. 25). Как видим, возможная сфера применения данной нормы крайне ограничена, в связи с чем сегодня она остается мертвой.

Аналогичное полномочие закреплено в 

ч. 3 ст. 12 Закона Украины «Об организационно-правовых основах борьбы с организованной преступностью» от 30.06.93 г. № 3341-XII за специальными подразделениями по борьбе с организованной преступностью органов внутренних дел и СБУ. Однако примеров ее применения в судебной практике также найти не удалось.

5.

Государственная комиссия по ценным бумагам и фондовому рынку — в отношении акционерных обществ. Соответствующие полномочия этого органа закреплены в ч. 2 ст. 110 ГКУ. Кроме того, Закон Украины «Об акционерных обществах» от 17.09.2008 г. № 514-VI в ст. 9 указывает, что действия, нарушающие процедуру создания акционерного общества, являются основанием для принятия ГКЦБФР решения об отказе в регистрации отчета о результатах закрытого (частного) размещения акций. В случае принятия такого решения ГКЦБФР обращается в суд с иском о ликвидации акционерного общества. Практика применения данных положений еще не сложилась, поскольку они действуют только с 30.04.2009 г.

Основания для ликвидации в судебном порядке

Ликвидация хозобщества в судебном порядке не по процедуре банкротства одновременно регулируется несколькими нормативными актами, по-разному ее называющими (отмена государственной регистрации, признание ее недействительной, ликвидация хозобщества, прекращение юрлица). Речь, в частности, идет о 

ст.ст. 239, 247 ХКУ, 
ст.ст. 110, 111 ГКУ, ст. 38 Закона № 755
. Коротко на них остановимся.

В соответствии с

ХКУ отмена государственной регистрации и ликвидация субъекта хозяйствования являются одним из видов админхозсанкций, которые, как указано в ст. 239 ХКУ, должны применяться в порядке, установленном законом. Кодексом также предусмотрено, что такая санкция, как отмена госрегистрации и ликвидация хозобщества может быть применена только в случае осуществления деятельности, противоречащей закону либо учредительным документам (ч. 1 ст. 247 ХКУ).

ГКУ

предусматривает, что ликвидация юрлица может осуществляться по решению суда путем признания недействительной его государственной регистрации в связи с допущенными при создании данного юрлица нарушениями, которые невозможно устранить, а также в других случаях, установленных законом (ст. 110).

Как видим,

ХКУ в качестве основания для ликвидации хозобщества называет осуществление последним деятельности, противоречащей закону либо учредительным документам, ГКУ — допущенные при создании юрлица и не подлежащие устранению нарушения, а также иные предусмотренные законом основания.

Законом, который, по мнению судов, конкретизирует приведенное предписание

ГКУ и приводит гораздо более подробный перечень возможных оснований ликвидации юрлица, является Закон № 755.

Согласно

ч. 2 ст. 38 Закона № 755 основаниями для вынесения решения о прекращении юрлица, которые не связаны с его банкротством, в частности, являются:

— признание недействительной записи о проведении государственной регистрации в связи с нарушениями закона, допущенными при создании юрлица, которые невозможно устранить;

— осуществление юрлицом деятельности, противоречащей учредительным документам либо запрещенной законом;

— несоответствие минимального размера уставного фонда юрлица требованиям закона;

— непредставление в течение года органам государственной налоговой службы налоговых деклараций, документов финансовой отчетности в соответствии с законом;

— наличие в Едином государственном реестре записи об отсутствии юридического лица по указанному местонахождению.

Если толковать приведенный перечень оснований для принудительной ликвидации хозобщества с учетом 

ст. 239 ХКУ, в соответствии с которой ликвидация является одним из видов административно-хозяйственных санкций, то получается, что возможность обращения в суд уполномоченных на это госорганов с требованием ликвидировать общество ограничена предусмотренными ст. 250 ХКУ сроками. Напомним, в соответствии с ней админхозсанкции могут быть применены к субъекту хозяйствования в течение 6 месяцев со дня выявления нарушения, но не позднее чем через один год со дня нарушения субъектом хозяйствования установленных законодательными актами правил осуществления хозяйственной деятельности, кроме случаев, предусмотренных законом. К сожалению, примеров применения судами данной нормы в делах о принудительной ликвидации юрлиц нет, поэтому говорить о том, как сложится практика, рано. Пока можем только предположить, что большинство нарушений, которые могут стать основанием для ликвидации, будут рассматриваться судами как длящиеся, а значит, к ним применить приведенные сроки будет нельзя (например, допущенные при создании и неустранимые нарушения законодательства, несоответствие минимального размера уставного фонда на момент рассмотрения дела требованиям законодательства). В то же время, например, наличие в Едином госреестре записи об отсутствии юрлица по указанному местонахождению, на наш взгляд, через полгода после ее внесения уже не может быть основанием для принятия решения о ликвидации юрлица.

Несмотря на существование отдельных противоречий в практике применения судами приведенных законодательных положений, некоторые правовые позиции могут быть названы устоявшимися.

Так, в частности, все судебные инстанции признают, что приведенный

перечень оснований ликвидации юрлица является исчерпывающим. Поэтому, например, осуществление хозобществом убыточной деятельности не может выступать основанием для его ликвидации (см. определение Киевского апелляционного административного суда от 21.10.2008 г. по делу № 22-а-4777/08, определения ВАСУ от 04.11.2008 г., от 01.04.2008 г. № К-35998/06, п. 6 Обзорного письма ВАСУ от 24.10.2008 г. № 1776/100/13-08 «О некоторых вопросах практики решения споров по делам при участии органов государственной налоговой службы (по материалам дел, рассмотренных в кассационном порядке Высшим административным судом Украины)»).

Не может быть таким основанием и наличие имущественного либо иного спора хозобщества с другим субъектом хозяйствования (

постановление Киевского апелляционного хозяйственного суда от 10.01.2008 г. № 17/303).

В то же время есть вопросы, к решению которых судебные инстанции подходят по-разному. Один из них — вопрос о том, что может выступать достаточным доказательством изначального

отсутствия у хозобщества цели осуществлять хоздеятельность, уплачивать налоги и сборы. Отсутствием такой цели требование о ликвидации хозобщества обосновывают налоговые органы. При рассмотрении подобных требований суды преимущественно отказывают в их удовлетворении, ссылаясь на то, что факт создания хозобщества без цели ведения хозяйственной деятельности и уплаты налогов должен быть установлен приговором суда по отношению к учредителям и должностным лицам такого юрлица, в котором был бы решен вопрос о совершении ими мошенничества в виде создания юридического лица с целью прикрытия незаконной деятельности (определение ВАСУ от 26.03.2009 г. № К-1094/07).

Но есть и другая позиция. Ряд судебных органов удовлетворяют такие требования при наличии других, достаточных, по мнению суда, доказательств (например, признания самих должностных лиц).

Следует отметить, что наиболее часто в качестве основания принудительной ликвидации хозобщества в исках называются

нарушения, которые были допущены при создании юрлица и уже не могут быть устранены. Однако, несмотря на достаточно большое количество таких исков, решений судов, в которых требование о ликвидации было бы удовлетворено, не так много. Это связано с тем, что суды весьма строго подходят к применению указанного основания для ликвидации хозобщества.

Суды, в частности, исходят из того, что данное основание для ликвидации может применяться исключительно в тех случаях, когда допущенное нарушение могло стать основанием для отказа в регистрации юрлица. Так, например,

основанием для ликвидации может быть отсутствие в учредительных документах тех сведений, которые согласно закону обязательно должны в них содержаться. Это сведения о виде общества, предмете и цели его деятельности, составе учредителей и участников, наименовании и местонахождении, размере и порядке формирования уставного капитала, порядке распределения доходов и расходов, составе и компетенции органов общества и порядке принятия ими решений, включая перечень вопросов, по которым необходимо квалифицированное большинство голосов, порядке внесения изменений в учредительные документы и порядке ликвидации и реорганизации общества. Кроме того, следует помнить, что специальные нормы, регулирующие деятельность отдельных видов хозобществ, устанавливают по отношению к их учредительным документам специальные требования. В соответствии с ч. 4 ст. 4 Закона о хозобществах отсутствие указанных сведений в учредительных документах является основанием для отказа в государственной регистрации общества.

Поэтому, если в суде будет установлено, что

на момент госрегистрации хозяйственного общества его учредительные документы не содержали необходимых сведений и не были приведены в соответствие с законом, у суда есть основания для вынесения решения о ликвидации хозобщества. И даже в этих условиях суды считают ликвидацию крайней мерой, которую целесообразно применять только после того, как хозобществу будет предоставлена возможность привести учредительные документы в соответствие с законом (п. 4.1, п. 4.2 Рекомендаций Президиума ВХСУ от 28.12.2007 г. № 04-5/14 «О практике применения законодательства в рассмотрении дел, возникающих из корпоративных отношений»).

Если же судами будет установлено, что при регистрации хозобщества были допущены нарушения, которые госрегистратор не мог выявить (единственный способ, с помощью которого он может проверить достоверность представляемых ему данных, это сведения Единого госреестра), суды не могут удовлетворить требование о ликвидации хозобщества на основании нарушений, которые были допущены при создании юрлица и уже не могут быть устранены. Именно такую позицию последовательно отстаивает ВАСУ (см.

определения ВАСУ от 19.03.2008 г., от 19.08.2008 г. № К-2878/07, от 19.08.2008 г. № К-8588/07).

Напомним также о позиции двух высших специализированных судов ВХСУ и ВАСУ, согласно которой

признание недействительными учредительных документов и записи о госрегистрации хозяйственного общества не является основанием для признания недействительными сделок, совершенных обществом, поскольку на момент их совершения общество было внесено в Единый госреестр, пользовалось правами юрлица, имело гражданскую право- и дееспособность (п. 4.9 Рекомендаций, определение ВАСУ от 31.03.2009 г. № К-4498/07).

Это те основные позиции, которые сегодня сложились в судебной практике по делам о ликвидации хозяйственных обществ. К сожалению, от подобных исков не застрахован никто. Знание же мнения судов по основным вопросам данной категории споров может оказаться залогом победы.

Оформи подписку и читай все Подписаться на журнал

Похоже, что вы используете блокировщик рекламы :(

Чтобы пользоваться всеми функциями сайта, добавьте нас в исключения!

Как отключить
Скачайте наше мобильное приложение iFactor

© Factor.Media, 1995 -
Все права защищены

Использование материалов без согласования с редакцией запрещено

Ознакомиться с договором-офертой

Присоединяйтесь
Адрес
г. Харьков, 61002, ул. Сумская, 106а
Powered by
Factor Web Solutions
Мы используем cookie-файлы, чтобы сделать сайт максимально удобным для вас и анализировать использование наших продуктов и услуг, чтобы увеличить качество рекламных и маркетинговых активностей. Узнать больше о том, как мы используем эти файлы можно здесь.
Закрити
icon-block
Заважає реклама?
Ви маєте можливість її відключити!
Бажаєте побачити, як сайт буде виглядати без реклами?
Вимкнути на 10 секунд