Темы статей
Выбрать темы статей
Сортировать по темам

Незарегистрированные договоры аренды земли — не препятствие для ФСН и спецрежимного обложения сельхоз-НДС

Редакция НиБУ
Налоги & бухучет Февраль, 2013/№ 11
Печать
Статья

Незарегистрированные договоры аренды земли — не препятствие для ФСН и спецрежимного обложения сельхоз-НДС

 

Как свидетельствуют многочисленные обращения в редакцию, для многих сельхозпредприятий — плательщиков фиксированного сельскохозяйственного налога и налога на добавленную стоимость со специальным режимом налогообложения одним из самых актуальных в течение последних лет вопросов налогового учета является вопрос, связанный с использованием в хозяйственной деятельности земель, договоры аренды которых по разным причинам не прошли государственной регистрации. Начиная еще с докодексных времен налоговики настойчиво демонстрируют фискальную позицию, начисляют налоговые обязательства и штрафные санкции, к тому же нередко лишают сельхозпредприятия статуса плательщиков ФСН и сельхоз-НДС.

На вопрос: правомерны ли действия налоговиков, красноречивым ответом служат решения ряда местных окружных административных судов, которые удовлетворили иски сельхозпредприятий к районным налоговым инспекциям. Получили защиту аграрии и на уровне апелляционных административных судов. Конечно, наиболее весомого оптимизма в этом вопросе добавляет позиция ВАСУ — Высшего административного суда Украины.

Михаил ВИШНЕВСКИЙ, экономист-аналитик Издательского дома «Фактор»

 

Как мы понимаем, при рассмотрении дел, предмет спора которых по существу имел истоки по вопросу использования сельхозпредприятиями в хозяйственной деятельности земель, договоры аренды которых не прошли государственной регистрации, суды учитывали объективную реальность сегодняшнего дня. Нельзя безоговорочно ставить в вину сельхозпредприятиям несоблюдение требований земельного законодательства по оформлению договоров аренды, если на практике возникают ситуации, когда иногда этого вообще невозможно сделать по объективным причинам.

Так, в постановлении Николаевского окружного административного суда от 03.02.2012 г. по делу № 2а-67/12/1470 (оставленным без изменений определением Одесского апелляционного административного суда от 26.04.2012 г. № 2а-67/12/1470) указывается, что такими причинами могут быть, в частности:

— смерть арендодателей и отсутствие наследников (непринятие наследства, выморочное наследство);

— смерть арендодателей и установленный законодательством срок для принятия наследства наследниками, получение документов, подтверждающих право на наследство;

— длительный срок предоставления наследниками правоустанавливающих документов на землю (государственных актов), без которых регистрация договоров аренды невозможна;

— длительный срок признания судом наследства выморочным и т. п.

Учитывая положения требований действующего законодательства, в случае смерти арендодателя договор аренды земельного участка с наследниками может быть заключен не ранее истечения шести месяцев со дня открытия наследства. При этом в течение этого периода земельный участок находится во владении и пользовании арендатора и не может быть истребован наследниками до получения ими документов, подтверждающих право на наследство.

Таким образом, из вышеприведенного следует, что в случае смерти арендодателя минимум полгода у контролирующих органов имеется формальное основание загонять «без вины виноватое» сельхозпредприятие в тупик. И глядя, как говорят, правде в глаза, становится понятым, что проблема переоформления договоров все более обостряется, ведь первичных получателей земельных участков (паев) с каждым годом по законам жизни становится все меньше. В этих ситуациях сельхозпредприятия, наоборот, заслуживают слова благодарности, не оставляя поля на произвол судьбы и выращивая на них сельхозпродукцию, тем самым обеспечивая продовольственную безопасность страны (о чем нередко слышим с высоких трибун).

Впрочем, оставим лирику. Освещая материалы судебных разбирательств, отметим два момента:

первый: хотя судебные решения датированы 2012 годом, т. е. уже в период действия НКУ, в них есть также ссылка и на Закон о ФСН и Закон об НДС, действовавшие на момент возникновения спорных правоотношений;

второй: фискальную позицию, связанную с вопросом незарегистрированных договоров аренды земельных участков (паев), налоговики равнозначно применяют к двум видам спецрежимов налогообложения, а именно: ФСН и сельхоз-НДС, установленных для сельхозпредприятий. Кстати напомним, что ФСН также является специальным, поскольку он вместе с единым налогом составляют содержание разд. XIV НКУ с соответствующим названием «Специальные налоговые режимы». Учитывая тему этого номера газеты, преимущественно будем говорить о ФСН, но в то же время полностью им не будем ограничиваться. Судебные решения зачастую касаются двух названных спецрежимов налогообложения.

 

Позиция местных ГНИ

Общим является то, что разные налоговые инспекции на местах за основу формирования их фискальной позиции берут одну и ту же мотивацию — отсутствие факта государственной регистрации договора аренды сельхозпредприятиями земельных участков (паев).

Из анализа ситуации просматривается ход фискальных мнений налоговиков, который условно можно разделить на три этапа:

— сначала избирательно приводятся отдельные нормы налогового законодательства, действующего на момент проведения проверок;

— затем акцент переносится на нормы земельного законодательства;

— а в завершение недостатки оформления договоров аренды в свете норм земельного законодательства трактуются как нарушение налогового законодательства с негативными для сельхозпредприятий последствиями.

В упомянутом уже постановлении Николаевского окружного административного суда от 03.02.2012 г. по делу № 2а-67/12/1470 указано, в частности, что, по мнению налоговиков, сельхозпредприятие неправомерно находилось в режиме уплаты фиксированного сельскохозяйственного налога и на специальном режиме обложения НДС в связи с тем, что некоторые договоры аренды используемых им земельных участков не зарегистрированы в установленном порядке. При этом налоговиками сделаны выводы о том, что:

— договоры аренды являются незаключенными и недействительными;

— сельхозпредприятием не соблюдены требования п. 81.6 ст. 81 Закона об НДС и ст. 209 НКУ;

— сельхозпродукция, произведенная сельхозпредприятием на этих землях, не является продукцией собственного производства;

— такую сельхозпродукцию следует исключить из объема удельного веса стоимости сельхозтоваров, произведенных (поставленных) сельхозпредприятием;

— после уменьшения налоговиками объема сельхоздохода не соблюдается 75 % сельхоз-доля, следовательно, сельхозпредприятие не имеет права на специальный режим налогообложения.

В связи с этим налоговая инспекция направляет сельхозпредприятию налоговое уведомление-решение с увеличением налоговых обязательств и начислением штрафных санкций и принимает решение об исключении его из реестра субъектов спецрежима обложения НДС и аннулировании выданного Спецсвидетельства.

В постановлении Винницкого окружного административного суда от 27.11.2012 г. по делу № 2а/0270/5141/12 говорится несколько иначе, но первопричина спора остается неизменной. Налоговики снова связывают в один узел налоговые и земельные правоотношения. По их мнению, сельхозпредприятием в хозяйственной деятельности неправомерно использовались земельные участки, так как в соответствии со ст. 125 ЗКУ право аренды земельного участка возникает с момента его государственной регистрации.

Поскольку сельхозпредприятие не является надлежащим землепользователем, налоговая инспекция считает, что право на налоговую льготу в виде неуплаты в бюджет сумм НДС с поставленных товаров возникает только при условии реализации сельскохозяйственной продукции, принадлежащей такому плательщику, при условии ее изготовления таким плательщиком на собственных или арендованных мощностях. Если такая продукция принадлежала другим лицам, однако была реализована таким плательщиком, отсутствуют основания для применения налоговой льготы.

Последствия такого вывода налоговиков понятны — увеличение сельхозпредприятию налоговых обязательств по НДС и начисление штрафных санкций.

Аналогичная позиция налоговиков наблюдается также в другом постановлении Винницкого окружного административного суда от 20.01.2012 г. по делу № 2а/0270/5651/11, оставленным без изменений определением Винницкого апелляционного административного суда от 13.03.2012 г. № 2а/0270/5651/11.

Как следует из материалов упомянутых выше постановлений и определений судов первой и апелляционной инстанций, сумму поставок, на которую, по мнению ГНИ, не распространяется спецрежим налогообложения, налоговики определяли на удивление странно, а именно пропорционально удельному весу площади земельных участков, договоры аренды которых не имели государственной регистрации, в общей площади всех земельных участков, использовавшихся сельхозпредприятием. По проценту, определенному таким образом, из общей суммы поставок сельхозтоваров исключалась определенная сумма, согласно которой сумма НДС в понимании ГНИ приобретала статус налогового обязательства перед бюджетом. Да и упоминание о соответствующей корректировке налогового кредита присутствует не в каждом из указанных выше материалов судебных разбирательств, к тому же в достаточно туманной формулировке.

 

Позиция ГНСУ

Понятно, что линия поведения местных налоговых инспекций продиктована позицией главного ведомства. Так, в письме от 16.08.2012 г. № 469/0/61-12/15-3415 ГНСУ с обращением к нормам Закона об аренде земли и ЗКУ делает вывод, что сельскохозяйственная продукция, произведенная (выращенная) на земельных участках, по которым договоры аренды не заключены или заключены, но не зарегистрированы в установленном порядке, не может считаться выращенной собственными силами с целью применения специального режима налогообложения. Аналогичные мотивация и выводы указаны также в письме ГНСУ от 22.11.2012 г. № 5828/0/61-12/15-3415, № 5793/0/61-12/15-3415.

Из действующих на сегодняшний день разъяснений «высоких» налоговиков, касающихся порядка применения ФСН, кроме названных писем, следует вспомнить и консультацию (см. на с. 43 этого номера газеты) в подкатегории 360.02 Единой базы налоговых знаний, размещенной на официальном сайте ГНСУ: sts.gov.ua. На вопрос: как сельхозтоваропроизводитель для приобретения или подтверждения статуса плательщика ФСН может подтвердить право пользования сельхозугодьями, если в государственном земельном кадастре отсутствуют сведения о договорах аренды сельхозугодий (земельные участки, земельные доли (паи)), которыми пользуется такое предприятие, и соответственно включается ли выручка от реализации продукции, выращенной на таких угодьях, в состав выручки от реализации продукции собственного производства, суть ответа сводится к следующему:

— подтверждение размера площадей сельскохозяйственных угодий, находящихся в собственности сельскохозяйственного производителя или предоставленных ему в пользование, в том числе на условиях аренды, осуществляется соответствующими территориальными органами Госземагентства по месторасположению земельного участка;

— доход от реализации сельхозпродукции, выращенной на земельных участках, земельных долях (паях), угодьях, без наличия документов, подтверждающих право собственности и/или пользования земельными участками, не включается в доход от реализации сельхозпродукции собственного производства.

И хотя в этой консультации не упоминается о регистрации договоров аренды, выводы в приведенных выше письмах ГНСУ не дают оснований сомневаться в том, что заключенный, но не зарегистрированный договор налоговики всех уровней не признают в качестве такого подтверждающего документа, а следовательно, не признают право сельхозпредприятий на спецрежим налогообложения.

Аналогичный ответ на этот вопрос изложен в журнале «Вістник податкової служби України», 2012, № 20 на с. 53.

Кстати, разъяснение порядка подтверждения размера арендованной площади давалось еще ГНАУ (т. е. еще до реформирования ее в ГНСУ) в письме от 12.10.2009 г. № 22231/7/15-0717 («Налоги и бухгалтерский учет», 2009, № 90), правда, без фискальных выводов. С целью обеспечения полноты учета объекта обложения ФСН местным налоговикам и плательщикам этого налога указывалось, что если договоры на аренду земельного участка заключены на срок до одного года и в случае использования сельскохозяйственными предприятиями земельных участков, правоустанавливающие документы которых проходят процедуру оформления и еще не зарегистрированы в базе данных структурных подразделений Центра государственного земельного кадастра, то для расчета ФСН площадь земельных участков будет подтверждаться отделами Госкомзема в районах.

 

Суд на стороне аграриев

Анализируя материалы судебных разбирательств, можно отметить, что при принятии решения суды первой и апелляционной инстанций, находящиеся в разных регионах нашего государства, приводили практически идентичную аргументацию. Исследовав материалы, оценив доказательства, имеющие юридическое значение для рассмотрения дела и решения спора по существу, суды критически оценили позицию налоговиков и признали их решения неправомерными.

Приведем нормы законодательства, которые существуют или действовали на момент возникновения спорных правоотношений и которыми налоговики аргументируют свою позицию.

Согласно п. 301.1 ст. 301 НКУ плательщиками ФСН с учетом ограничений, установленных п. 301.6 этой статьи, могут быть сельскохозяйственные товаропроизводители, у которых доля сельскохозяйственного товаропроизводства за предыдущий налоговый (отчетный) год равна или превышает 75 процентов.

Объектом обложения налогом для сельскохозяйственных товаропроизводителей является площадь сельскохозяйственных угодий (пашни, сенокосов, пастбищ и многолетних насаждений) и/или земель водного фонда (внутренних водоемов, озер, прудов, водохранилищ), находящаяся в собственности сельскохозяйственного товаропроизводителя или предоставленная ему в пользование, в том числе на условиях аренды (п. 302.1 ст. 302 НКУ).

Аналогичные по существу определения плательщиков ФСН и объекта обложения этим налогом были предоставлены и ранее действовавшим Законом о ФСН.

Лица могут быть зарегистрированы как плательщики ФСН, если они являются сельскохозяйственными предприятиями различных организационно-правовых форм, предусмотренных законами Украины, крестьянскими и другими хозяйствами, занимающимися производством (выращиванием), переработкой и сбытом сельскохозяйственной продукции, а также рыбоводческими, рыболовными и рыболовецкими хозяйствами, которые занимаются разведением, выращиванием и выловом рыбы во внутренних водоемах (озерах, прудах и водохранилищах), у которых сумма, полученная от реализации сельскохозяйственной продукции собственного производства и продуктов ее переработки за предыдущий отчетный (налоговый) год превышает 75 процентов общей суммы валового дохода (абз. 1 ч. 1 ст. 2 Закона о ФСН).

Согласно ч. 1 ст. 3 Закона о ФСН объектом налогообложения для плательщиков ФСН является, в частности, площадь сельхозугодий, переданных сельхозтоваропроизводителю в собственность или предоставленных ему в пользование, в том числе на условиях аренды.

Относительно примененных в формулировке приведенных выше норм налогового законодательства слов «пользование, в том числе на условиях аренды» налоговики переносят акцент на нормы земельного законодательства. Отношения по пользованию земельным участком урегулированы специальными нормами, содержащимися в Законе об аренде земли, которыми предусмотрено (в частности, ст. 6 Закона), что арендаторы приобретают право аренды земельного участка на основаниях и в порядке, предусмотренных ЗКУ, ГКУ и другими законами Украины и договором аренды земли.

Частью 5 ст. 126 ЗКУ (в редакции до внесения изменений с 01.01.2013 года) было установлено, что право аренды земельного участка удостоверяется договором аренды земли, зарегистрированным в соответствии с законом.

Однако в порядке разъяснения налогового законодательства суды не согласились с аргументами налоговиков с их обращением к нормам земельного законодательства.

Останавливаясь на постановлениях и определениях судов (местных и апелляционных соответственно), также приведем точку зрения Высшего административного суда Украины (ВАСУ), изложенную в информационном письме № 2614 (см. на с. 36 этого номера газеты), которым судьям местных и апелляционных административных судов фактически предоставлены, так сказать, детальные ведомственные инструкции при осуществлении правосудия по вопросам, связанным с применением норм НКУ, регулирующих взимание ФСН и применение спецрежима обложения НДС деятельности в сфере сельского хозяйства. Приведем аргументы судебных органов по отдельным спорным моментам.

 

Пользование не сводится только к аренде

Учитывая приоритетность применения норм НКУ перед нормами других областей права в регулировании налоговых правоотношений, ВАСУ в письме № 2614 указывает, что:

— несоблюдение норм земельного законодательства о регистрации права аренды земельных участков не может быть препятствием для квалификации сельхозугодий как находящихся в пользовании товаропроизводителя для целей взимания ФСН. Рассматриваемые угодья будут находиться в пользовании плательщика сельскохозяйственного налога;

— возникновение арендных отношений согласно требованиям земельного законодательства не является обязательным условием для признания сельхозугодий находящимися в пользовании плательщика ФСН. Указанное объясняется тем, что аренда является только одним из видов права пользования землей.

ВАСУ в письме № 2614 также говорит, что НКУ:

не детализирует требований к правовому титулу, в соответствии с которым у лица возникает право пользования земельным участком, на котором расположены сельскохозяйственные угодья, а также к правоустанавливающим документам, которыми подтверждаются соответствующие права на земельные участки;

не сводит пользование сельхозугодьями только к возникновению права аренды на соответствующие земельные участки. Соответственно зарегистрированный надлежащим образом договор аренды не может считаться единственным обязательным документом, подтверждающим правомерность пребывания лица в статусе плательщика ФСН.

Аналогичное находим и в постановлении Николаевского окружного административного суда от 03.02.2012 г. по делу № 2а-67/12/1470: для целей налогообложения не установлено значение вида договора (его формализированное качество) — договор аренды, договор о предоставлении земли для сельскохозяйственного производства (эмфитевзис), договор о предоставлении имущества в пользование или вообще без заключения договора.

 

О полномочиях налоговых органов

В постановлениях Винницкого окружного административного суда от 20.01.2012 г. по делу № 2а/0270/5651/11 и от 27.11.2012 г. по делу № 2а/0270/5141/12 указано, в частности, что в соответствии с ч. 2 ст. 19 Конституции Украины орган государственной власти и органы местного самоуправления, их должностные лица обязаны действовать только на основе, в рамках полномочий и способом, предусмотренными Конституцией и законами Украины.

О полномочиях налоговиков речь идет и в постановлении Николаевского окружного административного суда от 03.02.2012 г. по делу № 2а-67/12/1470. В соответствии с п.п. 21.1.1 НКУ должностные лица контролирующих органов обязаны соблюдать Конституцию Украины и действовать исключительно в соответствии с этим Кодексом, другими законами Украины и нормативными актами.

ВАСУ в письме № 2614 также указывает, что налоговые органы наделены полномочиями контролировать соблюдение плательщиками налогов норм налогового и отдельных норм хозяйственного законодательства в случаях, прямо предусмотренных законом. Функции контроля за соблюдением норм земельного законодательства к полномочиям органов государственной налоговой службы не относятся. Соответственно, нарушения плательщиками норм другого законодательства, соблюдение которого не контролируется органами государственной налоговой службы, не могут быть основанием для применения ответственности, предусмотренной нормами НКУ.

 

Опровергнуто утверждение о самовольном захвате земель

В постановлении Николаевского окружного административного суда от 03.02.2012 г. по делу № 2а-67/12/1470 прозвучало мнение налоговиков о том, что использование земельных участков, договоры аренды которых не прошли государственной регистрации, ими понимается как самовольный захват земель. Опровергая это утверждение, суд отмечает, что надлежащих и допустимых доказательств в подтверждение самовольного захвата сельхозпредприятием любых земельных участков или изъятия у него земельных участков в качестве применения административных санкций за нарушение земельного законодательства налоговиками не предоставлено.

Отсутствие доказательств налоговиков по этому поводу указывается и в постановлениях Винницкого окружного административного суда от 20.01.2012 г. по делу № 2а/0270/5651/11 и от 27.11.2012 г. по делу № 2а/0270/5141/12. Ссылка на нарушение требований законодательства по регистрации договоров аренды и использованию земельных участков без правоустанавливающих документов безосновательна, поскольку органом, осуществляющим государственный контроль за соблюдением собственниками земли и землепользователями земельного законодательства, установленного режима использования земельных участков в соответствии с их целевым назначением и условиями предоставления, не было выявлено и зафиксировано ни одного нарушения по использованию земельных участков без правоустанавливающих документов в нарушение требований ст. 125, 126 ЗКУ.

Кроме этих аргументов судебных органов, можно обратить внимание на то, что согласно ст. 17 Закона об аренде земли передача объекта аренды арендатору осуществляется арендодателем в сроки и на условиях, определенных в договоре аренды земли, по акту приемки-передачи. Акт, как установлено ст. 15 данного же Закона, является неотъемлемой частью договора аренды земли. Таким образом, при наличии самостоятельно и добровольно подписанных арендодателями и арендаторами договоров и актов, говорить о самовольном захвате земель как-то неуместно.

 

Сельхоз-доля не может рассчитываться методом процентного соотношения площадей

Вполне справедливо суды отметили незаконность надуманного налоговиками метода определения так называемой сельхоз-доли по процентному соотношению площадей, о чем мы уже упоминали раньше.

Из содержания п. 308.4 НКУ ВАСУ сделал вывод:

— для подтверждения доли сельскохозяйственного товаропроизводства для целей взимания ФСН является надлежащим любое право пользования земельным участком, на котором расположены сельскохозяйственные угодья, на каких бы основаниях оно не возникало;

— для расчета сельхоздоходов могут включаться доходы от продажи продукции растениеводства, выращенной (произведенной) на сельскохозяйственных угодьях, находящихся в пользовании лица на любых условиях;

— дефекты оформления соответствующего договора не могут влиять на правильность учета доходов от реализации продукции растениеводства при расчете сельхоз-доли.

 

Статус плательщика ФСН

Порядок приобретения и подтверждения статуса плательщика ФСН установлен ст. 308 НКУ. Квалификационным требованием для сельхозпредприятия, претендующего на статус плательщика ФСН, является сельхоз-доля, которая должна превышать 75 % общего объема дохода.

В письме № 2614 ВАСУ указано аналогичное: пребывание лица в статусе плательщика ФСН является правомерным, если при этом достигнут указанный критерий, который считается соблюденным и в том случае, если продукция растениеводства выращена на сельхозугодьях, находящихся в пользовании плательщика налога, независимо от состояния государственной регистрации договоров аренды соответствующих участков.

В то же время ВАСУ указывает, что:

— у налоговых органов отсутствуют основания для применения любых негативных последствий к плательщикам ФСН в случае несоблюдения последними норм земельного законодательства по регистрации договоров аренды земельных участков, если при этом соблюдены требования налогового законодательства;

— налоговыми органами не может быть принято решение об отмене регистрации плательщика ФСН по тем основаниям, что плательщиком не соблюдены требования по регистрации договоров аренды земельных участков, используемых для выращивания сельхозпродукции растениеводства.

Напомним, что порядок отмены регистрации плательщика ФСН регламентирован п. 308.6 НКУ, в котором, обращаем внимание, отсутствует мотивация отмены в связи с незарегистрированными договорами аренды земли.

 

ФСН уплачивается со всех земель в пользовании

Не остался вне поля зрения ВАСУ и вопрос начисления и уплаты ФСН. Указывается, что:

— отсутствие надлежащего оформления земельных участков, в частности отсутствие государственной регистрации соответствующих договоров аренды, не является основанием для освобождения плательщика ФСН от начисления налога с площади всех участков, находящихся в его пользовании;

— объектом налогообложения являются сельхозугодья, находящиеся в собственности или в пользовании плательщика налога на любых условиях, включая, но не ограничиваясь, арендой;

ФСН уплачивается со всех земель, фактически используемых плательщиком этого налога для производства сельскохозяйственной продукции.

 

Сельхоз-НДС: правила аналогичны

Еще раз обращаем внимание, что в письме № 2614 часть разъяснений законодательства (налогового и земельного) посвящена спецрежиму сельхоз-НДС. ВАСУ указывает, что при определении оснований для применения сельхозпредприятиями специального режима обложения НДС деятельности в сфере сельского и лесного хозяйства, а также рыболовства, применяются аналогичные правила.

ВАСУ, в частности, утверждает, что несоблюдение сельхоз-доли единственное основание для применения к сельхозтоваропроизводителю правил общего режима обложения НДС. В других случаях, в частности в случае несоблюдения требований по оформлению земельных участков, используемых при производстве сельхозтоваров, отсутствуют основания для применения к лицу общих правил обложения НДС.

Думаем, что не напрасно мы посвятили много внимания освещению пакета вопросов, связанных с незарегистрированными договорами аренды земли. Потерпев фиаско в местных и апелляционных судах, налоговые инспекции не хотят признавать ошибочность их позиции и подают кассационные жалобы в ВАСУ.

Хочется надеяться, что, учитывая позицию ВАСУ в письме № 2614, налоговики изменят свое фискальное мнение с неправомерными (как на то указывает суд) претензиями к сельхозпредприятиям. Вместе с тем не исключаем, что вопросы, рассматриваемые в этой статье, могут иметь новый виток, но уже в контексте регистрации прав пользования, учитывая изложение Закона Украины «О государственной регистрации вещных прав на недвижимое имущество и их ограничений» от 01.07.2004 г. № 1952-IV в новой редакции. По определению ст. 2 этого Закона термина «государственная регистрация вещных прав на недвижимое имущество» — это официальное признание и подтверждение государством фактов возникновения, перехода или прекращения прав на недвижимое имущество, обременения таких прав путем внесения соответствующей записи в Государственный реестр вещных прав на недвижимое имущество. Земельные участки, в частности, подпадают под определение термина «недвижимое имущество». Согласно ст. 3 этого Закона государственная регистрация прав является обязательной. Статья 126 ЗКУ с 01.01.2013 г. тоже изложена в новой редакции: «Право собственности, пользования земельным участком оформляется в соответствии с Законом Украины «О государственной регистрации вещных прав на недвижимое имущество и их обременений».

К сожалению, реальность такова, что далеко не каждое сельхозпредприятие обращается в суд, а следовательно, существует теоретическая вероятность получения налоговиками желаемого для них результата. Отдельные сельхозпредприятия под психологическим давлением звонков и вызовов в ГНИ все же уплачивают спорные обязательства и штрафные санкции.

Несмотря ни на что, будем оптимистами в ожидании реакции налоговиков и пожелании сельхозпредприятиям успехов.

App
Скачайте наше мобильное приложение Factor

© Factor.Media, 1995 -
Все права защищены

Использование материалов без согласования с редакцией запрещено

Ознакомиться с договором-офертой

Присоединяйтесь
Адрес
г. Харьков, 61002, ул. Сумская, 106а
Мы принимаем
ic-privat ic-visa ic-visa
Powered by
Factor Web Solutions
Мы используем cookie-файлы, чтобы сделать сайт максимально удобным для вас и анализировать использование наших продуктов и услуг, чтобы увеличить качество рекламных и маркетинговых активностей. Узнать больше о том, как мы используем эти файлы можно здесь.
Спасибо, что читаете нас Войдите и читайте дальше