Темы
Выбрать темы статей
Сортировать по темам

«И не то чтобы да, и не то чтобы нет»: два вопроса о налогообложении адвокатских объединений (бюро)

Редакция НиБУ
Налоги & бухучет Ноябрь, 2013/№ 94
В избранном В избранное
Печать
Статья

«И не то чтобы да, и не то чтобы нет»: два вопроса о налогообложении адвокатских объединений (бюро)

Есть такой старый анекдот. В адвокатскую контору «Смит, Смит, Смит и Браун» заходит клиент. Он непременно хочет, чтобы его интересы представлял мистер Браун. На вопрос, почему не кто-нибудь из Смитов, он отвечает: «Этот Браун, должно быть, очень хитрый малый, раз ему удалось пролезть в такую тесную компанию». Шутки шутками, но в деятельности адвокатских объединений (бюро) есть вопросы, нуждающиеся в прояснении. Не в последнюю очередь — налоговые.

Александр Ключник, налоговый эксперт

 

Правовые основы организации и деятельности адвокатуры, а также осуществления адвокатской деятельности в Украине регулируются Законом Украины «Об адвокатуре и адвокатской деятельности» от 05.07.2012 г. № 5076-VI (далее — Закон об адвокатуре), вступившим в силу 15 августа 2012 г.

Пункт 3 ст. 4 Закона об адвокатуре устанавливает, что адвокат может осуществлять адвокатскую деятельность индивидуально или в организационно-правовых формах адвокатского бюро или адвокатского объединения (организационные формы адвокатской деятельности). В отличие от предыдущего закона адвокатские бюро и объединения теперь прямо названы организационно-правовыми формами (ранее они тоже предполагались, но не звучали столь конкретно и исключительно).

Адвокатское бюро является юридическим лицом, созданным одним адвокатом, и действует на основании устава (ст. 14 Закона об адвокатуре). Адвокатское объединение является юридическим лицом, созданным путем объединения двух или больше адвокатов (участников), и действует на основании устава (ст. 15 Закона об адвокатуре). Государственная регистрация адвокатского бюро или адвокатского объединения осуществляется в порядке, установленном Законом Украины «О государственной регистрации юридических лиц и физических лиц — предпринимателей» от 15.05.2003 г. № 755-IV (далее — Закон № 755), с учетом особенностей, предусмотренных Законом об адвокатуре.

Вступление в силу нового Закона об адвокатуре, как водится, породило новые вопросы и заставило по-другому взглянуть на некоторые старые. Остановимся на следующих двух:

1) может ли адвокатское бюро (объединение) иметь статус неприбыльной организации?

2) являются ли отношения в адвокатском объединении (бюро) между входящими в него адвокатами и самим объединением (бюро) трудовыми?

О неприбыльном статусе адвокатских бюро (объединений)

Прежде чем говорить об адвокатском бюро (объединении) и его возможном статусе (прибыльном/неприбыльном), обратимся к определению адвокатской деятельности. Статья 1 Закона об адвокатуре, определяющая термины, гласит:

адвокатская деятельностьнезависимая профессиональная деятельность адвоката по осуществлению защиты, представительства и предоставлению других видов правовой помощи клиенту

На том основании, что в данном случае имеет место независимая профессиональная деятельность, миндоходовцы в консультации из Базы знаний (далее — БЗ), подкатегория 107.01, делают вывод о невозможности регистрации адвоката в качестве физлица-предпринимателя для осуществления такой деятельности*.

* Вместе с тем существует возможность регистрации предпринимателем для ведения другой (отличной от адвокатской) деятельности, не запрещенной законом.

Собственно, в этом нет ничего удивительного, и такой подход является достаточно устоявшимся. Удивительно другое: в той же БЗ (подкатегория 108.01) представлена консультация, являющаяся ответом на вопрос «Может ли адвокатское бюро или объединение быть плательщиком единого налога?». Проанализировав положения Закона об адвокатуре и соответствующие нормы НКУ, авторы приходят к заключению, что при соответствии требованиям гл. 1 раздела XIV НКУ адвокатское бюро или объединение может быть зарегистрировано в качестве плательщика единого налога (ЕН).

Дело в том, что довольно долгое время к адвокатским объединениям относились, как к потенциально неприбыльным организациям*. Во всяком случае, при соблюдении определенных формальностей. Кстати, и сейчас Закон № 755 (абз. 4 ст. 3) упоминает об адвокатских объединениях в одном ряду с объединениями граждан, благотворительными организациями, политическими партиями, творческими союзами и другими претендентами на неприбыльность.

* А уж сами адвокаты и подавно считали адвокатские объединения просто созданными для «неприбыльности». В этом смысле показательны Рекомендации Высшей квалификационной комиссии адвокатуры относительно налогообложения адвокатских объединений и адвокатов как самозанятых лиц, осуществляющих независимую профессиональную деятельность, утвержденные Решением ВККА от 18.03.2011 г. № VI/4-97. Приняты они были после вступления в силу НКУ, но до начала действия нового Закона об адвокатуре.

Одной из характерных черт неприбыльной организации является отсутствие цели получения прибыли. Ранее существовавшие адвокатские объединения представляли собой скорее профессиональные общественные организации, что несомненно приближало их к возможности быть неприбыльными (но, разумеется, не делало таковыми автоматически!).

Практически очевидно, что быть плательщиком ЕН может только субъект предпринимательской деятельности. Следовательно, признание за адвокатским бюро (объединением) права быть плательщиком ЕН равносильно признанию целью его создания получение прибыли. Но при таких условиях включение в Реестр неприбыльных организаций (далее — Реестр) невозможно.

И действительно, в «Вестнике налоговой службы Украины», 2013, № 16, с. 17 приведена консультация, в которой представители налоговых органов достаточно категорично отказывают адвокатскому бюро (объединению) в возможности приобретения неприбыльного статуса.

По нашему мнению, определенные шансы быть неприбыльной организацией у адвокатского бюро (объединения) все же есть. Практически, как и у любого юридического лица, которое выполнит условия, обязательные для получения неприбыльного статуса. В частности, в Уставе будет зафиксирован тезис о том, что не получение прибыли представляет собой цель создания бюро или объединения. Там же будет определен порядок распоряжения имуществом при ликвидации, присущий неприбыльным организациям и т. п., — подробнее о требованиях к Уставу неприбыльной организации и вообще о создании, функционировании и налогообложении неприбыльных организаций см. «Налоги и бухгалтерский учет», 2012, № 44.

Адвокатское бюро (объединение) могло бы претендовать на включение в Реестр на основании абзаца «г» п. 157.1 НКУ. При этом в число доходов, не облагаемых налогом на прибыль, попадали бы перечисленные в п. 157.5:

— разовые или периодические взносы, отчисления учредителей и членов;

средства или имущество, поступающие таким неприбыльным организациям от осуществления их основной деятельности и в виде пассивных доходов;

— определенные дотации или субсидии, полученные из государственного или местных бюджетов, государственных целевых фондов или в рамках технической или благотворительной помощи.

С определенными оговорками деньги от клиентов могли бы поступать как средства от осуществления основной деятельности и, соответственно, не облагаться налогом на прибыль.

В целом, по нашему мнению, в одних случаях адвокатское бюро (объединение) может быть «предпринимательским» и при соблюдении определенных условий даже являться плательщиком ЕН. В других же случаях и при соблюдении других условий — быть зарегистрированным в качестве неприбыльной организации. И в определяющей мере зависеть это должно от содержания уставных документов такого бюро или объединения.

Но вопросы включения в Реестр находятся в компетенции Миндоходов. И если его мнение состоит в том, что адвокатское бюро (объединение) не может быть неприбыльной организацией, то поступить вопреки такому подходу отдельно взятому адвокатскому бюро (объединению) будет совсем непросто. Хотя, выиграв спор с налоговым ведомством, адвокатское бюро или объединение лишний раз подтвердило бы свою профпригодность ☺. Показательным в этом смысле выглядит дело адвокатского объединения (АО), подавшего заявление о включении его в Реестр, но получившего отказ своей ГНИ.

Не согласившись с полученным отказом, АО обратилось в суд с иском, в котором просило обязать ГНИ включить АО в Реестр. Постановлением окружного административного суда в удовлетворении административного иска было отказано (об этом с удовлетворением сообщал «Вестник налоговой службы Украины», 2013, № 10, с. 43).

Однако дело этим не закончилось. Постановлением апелляционного административного суда решение суда первой инстанции было отменено и принято новое решение, обязывающее налоговиков внести АО в Реестр. Это решение оставил неизменным и Высший административный суд (все подробности можно проследить в Едином государственном реестре судебных решений, дело № 2а-16767/12/2670).

В целом же, получение неприбыльного статуса адвокатским бюро (объединением), которое всегда происходило нетривиально, в настоящее время вообще под большим вопросом. По крайней мере, до тех пор, пока Миндоходов не выскажется в этом отношении положительно.

О взаимоотношении адвокатского бюро (объединения) с создавшим(и) его адвокатом (адвокатами)

Как определено законом, адвокат может осуществлять адвокатскую деятельность индивидуально или в рамках адвокатского бюро (объединения). Соответственно, когда речь не идет об индивидуальной деятельности, стороной во взаимоотношениях с клиентом выступает именно адвокатское бюро (объединение). Это прямо закреплено для адвокатского бюро и для адвокатского объединения* в ч. 5, соответственно, ст. 14 и ст. 15 Закона об адвокатуре.

* По этому поводу существует специальное Разъяснение об определении срока, с которого адвокаты — члены адвокатских объединений прекращают заключение от своего лица договоров о предоставлении правовой помощи в связи со вступлением в силу Закона об адвокатуре, утвержденное решением ВККА от 11.09.2012 г. № VI/18-932.

Следовательно, именно адвокатское бюро (объединение) будет и получателем денег за оказанную клиенту услугу. Каким же образом деньги получит непосредственный исполнитель — адвокат?

img 1Самое удивительное, что прямого ответа на вопрос, каким образом оплачивается труд адвоката — участника адвокатского бюро (объединения), в самом Законе об адвокатуре нет. Мнение по этому поводу специалистов Миндоходов позволяет понять БЗ.

Подкатегория 119.04 содержит ответы на два вопроса по интересующей нас теме:

1. Нужно ли адвокату, имеющему свидетельство о праве занятия адвокатской деятельностью, становиться на учет в качестве самозанятого лица, если он не осуществляет самостоятельной деятельности, а состоит в трудовых отношениях с юрлицом?

2. Как в органах доходов и сборов учитывается адвокат, осуществляющий адвокатскую деятельность через адвокатское бюро или в составе адвокатского объединения, в том числе привлеченный на договорных условиях к выполнению заключенных бюро (объединением) договоров о предоставлении правовой помощи?

Общий итог этих консультаций таков. Адвокат, занимающийся адвокатской деятельностью индивидуально, должен стать на учет в органах доходов и сборов в качестве самозанятого лица. Если же он не проводит самостоятельную адвокатскую деятельность, а в рамках своей профессиональной деятельности находится в трудовых отношениях с юридическим лицом, то он лишается статуса самозанятого лица и не подлежит взятию на учет.

Особняком стоит ситуация, когда адвокат, будучи самозанятым лицом и осуществляя индивидуальную адвокатскую деятельность, одновременно с этим на договорных началах привлекается к выполнению договоров о предоставлении правовой помощи адвокатским бюро или объединением (в котором он, разумеется, не состоит). Поскольку в таком случае не возникают трудовые отношения, то нет препятствий для сохранения статуса самозанятости. А значит, нахождение его на учете в органах доходов и сборов необходимо.

Итак, одним из вариантов (по сути — основным) оплаты труда адвоката, учредившего адвокатское бюро или входящего в число учредителей адвокатского объединения, является получение им заработной платы, т. е. нахождение такого адвоката в трудовых отношениях со «своим» адвокатским бюро (объединением) в качестве наемного работника*. Это мнение налоговых органов.

* Некой условной аналогией выступает ситуация с учреждением, например, ООО, в котором его учредитель становится директором и в рамках трудовых отношений со своим предприятием получает заработную плату.

Сразу же отметим, что среди адвокатов есть противники такого подхода. Основных возражений два:

1) нахождение в трудовых отношениях препятствует реализации независимости и конфиденциальности как одним из основных принципов осуществления адвокатской деятельности;

2) Законом об адвокатуре определено, что формой вознаграждения для адвоката за осуществление защиты, представительство и предоставление иных видов правовой помощи клиенту является гонорар (а не заработная плата).

Здесь необходимо заметить, что адвокатская среда сколь многочисленна, столь же и разнородна. В том смысле, что практически каждый ее представитель имеет определенный профессиональный опыт, складывавшийся годами (иногда — десятилетиями!). Одни адвокаты легко и спокойно воспринимают происходящие в сфере их деятельности изменения, другие — крайне неохотно и даже агрессивно. Соответственно, по многим вопросам (и озвученные нами — не исключение) идет полемика. Причем «поле боя» не ограничивается профессиональными съездами и конференциями, все чаще споры «выплескиваются» в Интернет.

Оппоненты сторонников невозможности совместить независимость адвоката с его пребыванием в трудовых отношениях (мол, в этом случае над ним появляется руководитель) указывают на то, что трудовые отношения как-то ведь совмещаются, например, с независимостью судей и следователей. Во всяком случае, наличие этих примеров говорит о том, что подобное совмещение возможно в принципе и уже давно реализуется на практике, пусть и в иных сферах.

По поводу гонорара как вознаграждения адвоката. Действительно, ст. 30 Закона об адвокатуре определяет гонорар как форму вознаграждения адвоката за осуществление защиты, представительство и предоставление других видов правовой помощи клиенту. Но, во-первых, адвокатская деятельность, как было отмечено выше, может осуществляться индивидуально, а может в организационно-правовых формах адвокатского бюро или адвокатского объединения. Во-вторых, именно бюро или объединение в последнем случае выступает стороной договора. Таким образом, гонорар — как вознаграждение за адвокатскую деятельность — сохраняется, просто его получателем выступает соответствующее адвокатское бюро (объединение).

Таков, в очень сжатой форме, обзор мнений заинтересованных лиц, звучащих в профессиональной среде по поводу трудовых отношений адвоката с учрежденным им адвокатским бюро или соучрежденным адвокатским объединением.

В качестве еще одного варианта, по которому деньги, «заработанные» адвокатским объединением, дойдут до непосредственного исполнителя-адвоката, можно рассмотреть выплату дивидендов (распределение прибыли, закрепленное в уставе). Здесь уместно обратиться к Разъяснению государственной регистрационной службы Украины от 15.01.2013 г.

В одном из его разделов применительно к уставу адвокатского объединения сообщается, что в соответствии с ч. 1 ст. 8 Гражданского кодекса Украины гражданские отношения, не урегулированные этим Кодексом, другими актами гражданского законодательства или договором, регулируются теми правовыми нормами этого Кодекса, которые регулируют подобные по содержанию гражданские отношения. Требования к содержанию учредительных документов юридического лица определены ст. 88 Гражданского кодекса Украины, а также ч. 4 ст. 57 Хозяйственного кодекса Украины.

Одной из особенностей подобного подхода может быть распределение прибыли между участниками адвокатского объединения в некоторых фиксированных пропорциях, что не будет учитывать их реальный трудовой вклад в выполнение конкретных договоров.

 

выводы


img 2
 
 
  • Деятельность, осуществляемая адвокатом индивидуально или в составе адвокатского бюро (объединения), будет по-разному классифицироваться органами доходов и сборов для целей налогообложения.

  • Адвокатское бюро (объединение) при соблюдении определенных требований к своему уставу и некоторых ограничений в видах деятельности может претендовать на неприбыльный статус, но Миндоходов, судя по всему, отрицательно смотрит на такую возможность.

  • Адвокат, осуществляющий свою деятельность индивидуально, не может быть плательщиком ЕН, а адвокатское бюро (объединение) при соответствии требованиям гл. 1 раздела XIV НКУ — может.

  • Основным способом получения дохода для адвоката, ведущего свою деятельность через адвокатское бюро (объединение), является заработная плата. Хотя наличие трудовых отношений может потенциально «конфликтовать» с такими важными принципами адвокатской деятельности, как независимость, конфиденциальность, избежание конфликта интересов.
 
Оформи подписку и читай все Подписаться на журнал
stop

Похоже, что вы используете блокировщик рекламы :(

Чтобы пользоваться всеми функциями сайта, добавьте нас в исключения!

Как отключить
App
Скачайте наше мобильное приложение Factor

© Factor.Media, 1995 -
Все права защищены

Использование материалов без согласования с редакцией запрещено

Ознакомиться с договором-офертой

Присоединяйтесь
Адрес
г. Харьков, 61002, ул. Сумская, 106а
Powered by
Factor Web Solutions
Мы используем cookie-файлы, чтобы сделать сайт максимально удобным для вас и анализировать использование наших продуктов и услуг, чтобы увеличить качество рекламных и маркетинговых активностей. Узнать больше о том, как мы используем эти файлы можно здесь.
Спасибо, что читаете сайт Factor Войдите и читайте дальше бесплатно