Темы
Выбрать темы статей
Сортировать по темам

НДСные «шалости» за давностию лет… (облагается ли при НДС-разрегистрации стоимость ОС, полученного в 1993 году)

ПАВЛЕНКО АЛЕКСЕЙ
Налоги & бухучет Июль, 2014/№ 56
Печать
Предприятие добровольно аннулирует свою регистрацию в качестве плательщика НДС (переходит на ЕН без НДС). Достаточно давно (в 1993 году) предприятие приобрело здание. Доказать, что налоговый кредит при оприходовании здания не отражался, сейчас невозможно (какие-либо документы отсутствуют). Нужно ли теперь начислять на стоимость этого здания налоговые обязательства по НДС согласно п. 184.7 НКУ?

Вначале напомним читателям, что п. 184.7 Налогового кодекса Украины от 02.12.2010 г. № 2755-VI (далее — НКУ) предусматривает в отношении основных средств (ОС) убывающего из «НДСного поля» плательщика, в частности, следующее.

Если необоротные активы (в том числе ОС), суммы НДС по которым были включены в состав налогового кредита, не были использованы* плательщиком в налогооблагаемых операциях в рамках хозяйственной деятельности, то такой («убывающий») плательщик в последнем отчетном (налоговом) периоде не позднее даты аннулирования его регистрации в качестве плательщика НДС обязан определить налоговые обязательства (НО) по таким необоротным активам, исходя из их обычной цены**.

* В отношении необоротных активов точнее бы звучало — «полностью использованы» (так как их стоимость не сразу попадает в расходы, а посредством амортизации)…

** Эта норма не касается случаев аннулирования регистрации плательщика НДС в результате его реорганизации (путем присоединения, слияния, преобразования, разделения и выделения в соответствии с законом).

На наш взгляд, в данном случае у вас не возникает обязанность исполнять это требование п184.7 НКУ в отношении упомянутого в вопросе здания. То есть начислять НО в последнем НДСном отчетном периоде на обычную цену этого здания не нужно.

Для такого нефискального вывода можно отыскать даже несколько аргументов.

Заметим, что получение упомянутого вами здания произошло еще в период действия карбованца, а не гривни. То есть с учетом инфляции возможная сумма «входного» НДС по этому зданию, переведенная в гривни, будет выглядеть сейчас вообще смешной ☺***.

*** В то же время обычная цена здания по состоянию «на сегодня» (и 1/6 часть от нее) уже может быть совсем не смешной…

Ну а если серьезно — это был период действия Декрета КМУ «О налоге на добавленную стоимость» от 26.12.92 г. № 14-92. И именно этот факт для разруливания данной ситуации играет, по нашему мнению, определяющую роль.

Теперь перечислим нефискальные аргументы.

Во-первых, в указанном Декрете такое понятие, как «налоговый кредит», вообще отсутствовало. И хотя сумма НДС, подлежащего уплате в бюджет, определялась как разница между суммой налога, полученной от покупателей, и суммой налога, уплаченной или подлежащей уплате (в том числе и за приобретенные и введенные в эксплуатацию основные средства), тем не менее налоговый механизм существенно различался.

Дело в том, что тогда отрицательная «НДСная» разница из бюджета не возмещалась.

В свете чего уверенно говорить, что «входной» НДС, возможно(!) «сидевший» в стоимости здания, поучаствовал в итоговых расчетах суммы налога, тем более при отсутствии подтверждающих это документов, оснований нет. Даже если бы таковые и были, в условиях «невозмещения» все равно, на наш взгляд, некорректно говорить, что такой НДС включался «в состав налогового кредита» (как сие дословно прописано в п. 184.7 НКУ).

Таким образом, помимо главного аргумента (отсутствия во время получения здания в действовавшем НДСном законодательстве понятия «налоговый кредит»*), есть еще и дополнительный аргумент — иной НДСный механизм, не предусматривавший в то время возмещение плательщикам отрицательного НДС**.

* Впрочем, фискалы, скорее всего, будут пытаться этот аргумент объявить формальным, с чем мы категорически не согласны…

** Исключения касались только экспорта товаров, продажи угля и еще некоторых операций.

В принципе, на наш взгдяд, уже этих фактов плательщику достаточно, чтобы проигнорировать норму п. 184.7 НКУ.

Во-вторых, отметим еще такой факт. В принципе, не исключается, что здание в 1993 году было приобретено предприятием по стоимости, вообще не содержащей в себе НДС. Ведь тогда плательщиками налога являлись субъекты предпринимательской деятельности. Если же имущество приобреталось у лица, не являвшегося СПД, т. е. не считавшегося «по Декрету» плательщиком НДС (например, у Фонда госимущества), то в стоимости здания не могло быть этого налога.

В-третьих, если приведенные выше аргументы на налоговиков не подействуют, пусть они сначала докажут факт включения вами «входного» НДС по этому зданию в налоговый кредит. По нашему мнению, без доказательства такого факта налоговики не имеют права сделать вам по акту доначисления НО по НДС с обычной цены упомянутого здания и применить санкции в виде штрафа и пени за (якобы) занижение этого НО.

Если налоговики наедут и скажут, что вы должны сами доказать, что по этому объекту не было НК (точнее, что НДС не повлиял на расчеты с бюджетом), вы можете сослаться на п. 44.3 НКУ.

Напомним, что согласно этому пункту плательщики обязаны обеспечить хранение связанных с уплатой налогов документов не менее 1095 дней со дня представления налоговой отчетности, для составления которой используются указанные документы. Но после проведения проверки тех периодов, к которым документы относятся, вы имели полное право уничтожить (сдать в архив) соответствующие документы, уже «пролежавшие» положенные 1095 дней.

В общем, по нашему мнению, в данном случае у плательщика достаточно аргументов в пользу того, чтобы не начислять на стоимость здания налоговые обязательства согласно п. 184.7 НКУ и отстоять такое свое решение.

Конечно, с нашими фискалами нет гарантии, что все может пройти гладко. Но, надеемся, до суда дело не дойдет, ибо там у них особых шансов нет…

Кстати, на наш взгляд, все приобретения, произведенные плательщиками до появления в НДСном законодательстве термина «налоговый кредит», не должны подпадать под норму п. 184.7 НКУ.

А термин этот, напомним, был введен Законом Украины «О налоге на добавленную стоимость» от 03.04.97 г. № 168/97-ВР, вступившим в силу 01.10.97 г.

Таким образом, мы считаем, что при аннулировании свидетельства плательщика норма п. 184.7 НКУ как минимум не должна распространяться на товары, включая необоротные активы (ОС и НМА), которые были приобретены плательщиком до вступления в силу упомянутого Закона.

Оформи подписку и читай все Подписаться на журнал
stop

Похоже, что вы используете блокировщик рекламы :(

Чтобы пользоваться всеми функциями сайта, добавьте нас в исключения!

Как отключить
App
Скачайте наше мобильное приложение Factor

© Factor.Media, 1995 -
Все права защищены

Использование материалов без согласования с редакцией запрещено

Ознакомиться с договором-офертой

Присоединяйтесь
Адрес
г. Харьков, 61002, ул. Сумская, 106а
Мы принимаем
ic-privat ic-visa ic-visa
Powered by
Factor Web Solutions
Мы используем cookie-файлы, чтобы сделать сайт максимально удобным для вас и анализировать использование наших продуктов и услуг, чтобы увеличить качество рекламных и маркетинговых активностей. Узнать больше о том, как мы используем эти файлы можно здесь.
Спасибо, что читаете нас Войдите и читайте дальше