Темы
Выбрать темы статей
Сортировать по темам

Сельхозавансы: ВАСУ — «за», ГФСУ — «против», слово за КСУ…

Бобро Анатолий
Налоги & бухучет Сентябрь, 2014/№ 75
Печать

Судя по географии обращений аграриев в нашу редакцию, проблема вокруг вопроса налогового учета полученной предварительной оплаты за сельхозпродукцию будущего урожая (в дальнейшем условимся называть ее сельхозавансом) все заостряется и набирает новых масштабных оборотов. Местные налоговики «бомбардируют» сельхозтоваропроизводителей письменными и устными запросами, некоторые из которых просто странные по постановке.

Например, требуются объяснения, — почему объемы сельхозпоставок, учитываемые при определении критерия 75 % сельхоз-доли, которая применяется в двух сельскохозяйственных спецрежимах налогообложения (НДС и ФСН), не являются тождественными?

Казалось бы, кому как ни налоговикам нужно знать, что для целей сельхоз-НДС показатель сельхозобъемов определяется на основании данных налогового учета, а для ФСН — бухгалтерского. Отсюда вполне очевидно, что расхождение является по сути «запрограммированным», ведь сумма полученной предоплаты (аванса) за сельхозпродукцию в бухгалтерском учете является только кредиторской задолженностью и не учитывается в объемах реализации. В налоговом учете, согласно правилу «первого события», такие суммы, напротив, должны учитываться в объемах сельхозпоставок.

Но претензии касательно нетождественности сельхозобъемов оказываются только, так сказать, присказкой.

Главное у налоговиков начинается, когда речь заходит о полученных аграриями суммах предоплаты (аванса) за сельхозпродукцию

Насколько справедливыми являются требования контролеров, свидетельствуют судебные решения, отдельные из которых рассмотрим в этой статье. Кроме того отдельно поговорим о письме ГФСУ от 19.08.2014 г. № 1574/5/99-99-10-02-02-16/2530 (далее — письмо № 1574), направленном ею в Конституционный Суд Украины (далее — КСУ), которым, на наш взгляд, открывается завеса истинной причины в отношении негативной позиции современных фискалов к сельхозавансу. Итак, переходим к рассмотрению непосредственно судебных решений.

Суть спора

Все постановления ВАСУ, рассматриваемые ниже, посвящались спорным налоговым уведомлениям-решениям (о начислении налоговых обязательств и штрафных санкций), которые были направлены сельхозпредприятиям — субъектам спецрежима НДС (истцам) местными налоговиками (ответчиками) по результатам плановых или внеплановых проверок.

Поводом для фискальных выводов контролеров (которые в свою очередь стали основанием для принятия спорных налоговых уведомлений-решений) послужили факты отнесения истцами в состав «спецрежимного» налогового обязательства сумм НДС по предварительной оплате по договорам купли-продажи сельскохозяйственной продукции будущего урожая.

Налоговики (ответчики) расценивают такие операции как неосуществление фактической поставки собственной сельскохозяйственной продукции. По их мнению, указанная операция по своему содержанию является операцией по продаже незавершенного производства, на которую не распространяются требования п. 209.2 НКУ. В результате указанных обстоятельств суммы НДС, полученные истцом в качестве предоплаты, подлежат отражению не в специальной, а в общей налоговой декларации по НДС, по которой осуществляются расчеты с бюджетом.

Позиция налоговых органов

При отражении сельхозпредприятием — субъектом спецрежима НДС налоговых обязательств, связанных с сельхозавансом, контролеры видят нарушение п209.2 НКУ.

Напомним, что в п. 209.2 НКУ присутствует следующая конструкция: согласно спецрежиму налого- обложения сумма НДС, начисленная сельхозпредприятием на стоимость поставленных им сельхозтоваров/услуг, не подлежит уплате в бюджет и полностью остается в распоряжении такого сельхозпредприятия для возмещения суммы налога, уплаченной (начисленной) поставщику на стоимость производственных факторов, за счет которых сформирован налоговый кредит, а при наличии остатка такой суммы налога — для других производственных целей.

По мнению налоговиков, слово «поставленных» сельхозтоваров/услуг в формулировке норм п. 209.2 НКУ следует понимать как такие, которые уже изготовлены (выращены), отгружены и переданы в распоряжение (собственность) покупателя. Они утверждают, что этим пунктом исключается возможность оставления в распоряжении сельхозпредприятия сумм НДС, полученных от покупателей в составе сельхозавансов. А ввиду того, что правило первого события никто не отменял, по их убеждению, такие суммы НДС должны быть отражены в общей декларации и уплачены в бюджет.

Отсюда понятно, хотя этого контролеры прямо и не озвучивают, что правило «первого события» для сельхозавансов фактически трактуется однобоко и сводится только к правилу «отгрузки». Другими словами, понятие поставки ими отождествляется с понятием отгрузки.

Решение дела судом

Приятно отметить, что в определениях ВАСУ от 04.09.2013 г. № К/800/30727/13, от 27.11.2013 г. № К/800/34216/13 констатируется удовлетворение исков сельхозпредприятий как на первой, так и на апелляционной инстанциях судебных разбирательств.

В то же время, справедливости ради нужно признать, что не все служители Фемиды такие единодушны, а судебная практика не такая уже и однозначная.

Так, в определении ВАСУ от 16.06.2014 г. № К/800/15742/14 (извлечение из которого размещено на с. 36 этого номера газеты), отмечено, что победа была на стороне аграриев только на начальной стадии. Однако постановлением апелляционного админсуда решение суда первой инстанции было отменено.

На защиту аграриев стал ВАСУ. В определении, в частности, указано, что суд первой инстанции правомерно указал, что п. 209.2 НКУ не содержит любых, отличных от общих, положений по определению даты возникновения налоговых обязательств по поставке сельскохозяйственных товаров собственного производства, в том числе не связывает право отнесения к спецдекларации по НДС сумм налога, начисленных на стоимость товаров, которые будут отгружены в будущем, с фактическим осуществлением их отгрузки.

Определение «поставленных» товаров/услуг нельзя отождествлять с их отгрузкой

Доводы ответчика (налоговой инспекции), которые основываются на том, что продукция по предоплате не была поставлена в отчетный налоговый период (следовательно нельзя считать, что она относится к сельскохозяйственной), признаны судом первой инстанции безосновательными правомерно. ВАСУ соглашается с его заключением о необоснованности выводов налоговиков.

Определение от 14.01.2014 г. № К/800/23734/13 тоже свидетельствует о восстановлении справедливости на этапе кассационного обжалования. Высший админсуд считает приведенные доводы предыдущих инстанций прежде- временными и ошибочными,учитывая следующее.

Положениями п. 209.2 НКУ под определением поставленных сельскохозяйственных товаров/услуг имеется в виду содержание хозяйственной операции, а не момент передачи товаров или услуг

Поэтому суммы НДС по операциям по получению предварительной оплаты в состав налоговых обязательств декларации по НДС специальной (а не общей) отнесены правомерно.

Кстати, в определении от 14.01.2014 г. № К/800/23734/13 присутствует еще один крайне актуальный для аграриев вывод, в котором ВАСУ последователен. Пункт 209 2 НКУ не содержит никаких оговорок о включении в состав налогового обязательства по НДС в общей декларации в связи с реализацией продукции, выращенной на земельных участках, используемых на основании договоров аренды, не прошедших государственную регистрацию. Ранее об этом говорилось в информационном письме ВАСУ от 28.12.2012 г. № 2614/12/13-12 (см. «Налоги и бухгалтерский учет», 2013, № 11, с. 36).

Поражение налоговикам засчитано и в другом деле (определение ВАСУ от 27.11.2013 г. № К/800/34216/13):

— в соответствии с договором купли-продажи истец обязывался поставить сельскохозяйственную продукцию собственного производства;

— заключение судов предыдущих инстанций о правомерном отнесении к налоговым обязательствам суммы НДС по правилу «первого события» в специальной декларации на основании п. 187.1 НКУ является правильным.

Право определения налоговых обязательств и отнесения их к специальной декларации не ставится действующим законодательством в зависимость от факта поставки товара

Более того, в определении от 04.09.2013 г. № К/800/30727/13 делается акцент на обязанность, а не просто возможность спецрежимного учета. ВАСУ, как суд кассационной инстанции, оставил без изменений заключения судов предыдущих инстанций об удовлетворении исковых требований сельхозпредприятия. В частности, отмечены:

ошибочность выводов ответчика (налоговой инспекции) о нарушении истцом требований налогового законодательства;

— сельхозпредприятие — субъект спецрежима налогообложения согласно п. 209.2 НКУ обязано отражать суммы НДС, начисленные на стоимость поставленных им сельхозтоваров, в спецдекларации по НДС;

— действующее законодательство обязывает отражать описанные выше операции в своем налоговом учете именно в том налоговом периоде, на который приходится дата возникновения налогового обязательства дата зачисления средств от покупателя.

Мнение редакции

Считаем, дополнительно объяснять позицию ВАСУ не стоит — все сказано предельно четко и понятно. Только коротко отметим, что мы полностью разделяем его решение как торжество справедливости.

Вот только считать это окончательным решением вопроса «сельхозаванса» не приходится: налоговики не «сдались» на милость победителя. Как уже было сказано, ГФСУ письмом № 1574 обратилась в КСУ с просьбой предоставить официальное толкование положений п. 209.2 НКУ в системной взаимосвязи с п. 187.1 НКУ. Так что теперь ожидаем слово КСУ.

Честно говоря, «зубы» на сельхозавансы налоговики начали «точить» еще с докодексных времен

Так, в письме от 10.06.2009 г. № 12058/7/16-1517-25 (см. «Налоги и бухгалтерский учет», 2009, № 70, с. 20) ГНСУ делала следующий вывод. Если плательщик в пределах одной поставки осуществляет продажу товаров, подпадающих под спецрежим налогообложения, и тех, на которые такой режим не распространяется, и на момент получения предварительной оплаты за такие товары плательщик не имеет возможности определить фактическую долю товаров, которые будут поставляться в пределах спецрежима налогообложения, а которые — в общем порядке, то налоговые обязательства, исчисленные на дату такой оплаты, отражаются в налоговой декларации, по которой осуществляются расчеты с бюджетом.

img 1Обратите внимание: фискальное мнение налоговиков касалось ситуации невозможности определения долей для пропорционального распределения налоговых обязательств (далее — НО) по НДС. Почему именно в общей (бюджетной), а не в спецдекларации должны отражаться такие суммы НДС, никакие аргументы налоговики не привели. Однако не трудно догадаться о мотивах, которыми они руководствовались. Думаем, не стоит повторять все наши критические замечания по этому поводу. При желании читатели могут обратиться к нашей статье «Предоплата за спецрежимные и другие товары в одной поставке: отражение сельхозпредприятием налоговых обязательств» (см. «Налоги и бухгалтерский учет», 2009, № 70, с. 28)).

Затем немного «потеплело». В письме от 20.09.2013 г. № 18803/7/99-99-19-04-02-17 (далее — письмо № 18803) (см. «Налоги и бухгалтерский учет», 2013, № 86, с. 11) Миндоходов соглашалось, что если субъект спецрежима налогообложения в соответствии с условиями заключенного договора получает предварительную оплату за сельхозпродукцию собственного производства, то на дату получения предварительной оплаты (первое событие) сельхозтоваропроизводитель налоговые обязательства отражает в спецдекларации.

По сути лояльная позиция налоговиков выражена и в консультации в подкатегории 101.24 БЗ, размещенной на официальном сайте Миндоходов: minrd.gov.ua. На вопрос: в какой налоговой декларации по НДС сельхозпредприятие — субъект спецрежима отражает получение предварительной оплаты за поставку сельскохозяйственной продукции из будущего урожая суть ответа сводится к такому. Предприятие может отразить в спецдекларации операцию по получению предварительной оплаты (аванса) за поставку такой будущей сельхозпродукции только в объемах, соответствующих собственно засеянным земельным угодьям, оформленным надлежащим образом.

И хотя, как видим, не обошлось без оговорок: — «в соответствии с условиями заключенного договора» письме № 18803) и ограничений — «только в объемах, соответствующих собственно засеянным земельным угодьям, оформленным надлежащим образом» (в консультации в подкатегории 101.24), которые являются по сути «фантазиями» налоговиков (поскольку в порядке налогового учета и отчетности по сельхоз-НДС нормами НКУ не предусмотрены), разъяснения в основном достаточно хорошие в принципиальных моментах. Ведь Миндоходов вполне справедливо отмечало, в частности, что:

— определение НО, формирование налогового кредита, оформление, выписка и регистрация в ЕРНН налоговых накладных, а также представление отчетности субъектами спецрежима осуществляются в общеустановленном порядке, предусмотренном разд. V НКУ;

— за дату возникновения НО принимается дата первого из событий: или дата зачисления средств, или дата отгрузки товаров(п. 187.1 НКУ);

— операция подлежит отражению в спецдекларации (декларации с отметкой «0121»/«0122»/«0123»), которая подается по результатам соответствующего отчетного периода, в котором получена предварительная оплата за сельхозпродукцию.

Спецрежим для сельхозтоваропроизводителей не определяет отдельные правила налогообложения, а только устанавливает отдельный учет и порядок использования сумм НДС

Мы не случайно привели детализацию позиции Миндоходов. В рассмотренных определениях ВАСУ имеем, с чем сравнивать претензии местных налоговиков о правомерности отражения аграриями сельхозаванса, с вроде бы приятным внешне «лицом» прошлой позиции высоконалоговиков. В то же время наивно думать, что «местные» по собственной инициативе «перегибали палку» без прямого указания или санкции «сверху». Забегая вперед скажем, что в письме № 1574 фискальная позиция еще «круче» всех освещенных ранее. От лояльной тональности этих разъяснений не осталось и следа. Если раньше просматривались намерения налоговиков только «откусить» от сельхозавансового «НДС-пирога» надуманными оговорками и ограничениями, то судя по письму № 1574 — «съесть» его полностью.

Правда, и сегодня лояльные консультации иногда «проскакивают». Специалист ГФСУ в ходе проведения «горячей линии» на вопрос «в какой декларации по НДС сельхозпредприятием — субъектом спецрежима отражается операция по получению предоплаты за поставку сельхозпродукции из будущего урожая» предоставил следующий ответ. Если на операцию по поставке такой продукции распространяется спецрежим налогообложения, то сумма предоплаты (в соответствии с условиями договора) подлежит отражению в декларации по НДС «0121» — «0123» по результатам отчетного (налогового) периода, в котором возникли налоговые обязательства (т. е. по «первому событию») (см. «Вестник Министерства доходов и сборов Украины», 2014, № 28, с. 58).

Где, как говорится, «собака зарыта»

Чтобы нас не обвинили в искривлении идейной направленности, при освещении письма № 1574 будем преимущественно придерживаться его формулировок.

ГФСУ отмечает, что применение поддержанного ВАСУ подхода к определению порядка начисления налоговых обязательств на практике приводит к многочисленным злоупотреблениям со стороны недобросовестных плательщиков. В частности, не единичны случаи создания или приобретения сельхозпредприятий без цели осуществления хозяйственной деятельности (далее — фиктивные предприятия).

В дальнейшем фиктивное предприятие имитирует заключение договора поставки сельхозпродукции из будущего урожая с другим плательщиком налогов, осуществляющим перечисление средств (предварительная оплата, аванс). Полученная (таким другим) плательщиком налоговая накладная используется для уменьшения подлежащей уплате в бюджет суммы НДС.

Начисленные суммы НДС фиктивное предприятие перечисляет не в госбюджет, а на спецсчет, что, в свою очередь, дает возможность осуществить их перевод в наличную форму и возврат заказчику сельхозпродукции.

При этом в дальнейшем фиктивное предприятие не осуществляет поставку заказанной продукции и прекращается, в частности, путем процедуры банкротства, что приводит к непоступлению в госбюджет значительных сумм НДС.

Вот в таком неприглядном виде ГФСУ рисует перед КСУ ситуацию, когда чаша весов правосудия ВАСУ склонилась в сторону аграриев. Черных красок налоговики, как видим, не пожалели. Удивляет, что это при том, что по крайней мере в приложенных к этому письму № 1574  четырех рассмотренных выше определениях ВАСУ ни об имитации деятельности, ни о банкротстве упоминаний нет. Напротив, статус сельхозпроизводителя не ставится под сомнение.

И хотя (как следует из нижеприведенного определения от 16.06.2014 г. № К/800/15742/14)единичные факты частичного возврата полученных авансов действительно имеют место (с соответствующей корректировкой количественных и стоимостных показателей к налоговой накладной), это, как мы понимаем, не является «крамолой» и не дает оснований обвинять сельхозпредприятия в фиктивности деятельности.

За вычурными формулировками письма № 1574: «…установление такого специального режима налогообложения совмещено с установлением специального порядка налогообложения…» маскируется желание налоговиков запретить сельхозпредприятиям применять спецрежим с правом «первого события» по дате сельхозаванса. Наивно полагать, что это коснется только будущего урожая. Не трудно догадаться, что при такой позиции налоговиков отражение сельхоз-НДС при сельхозавансах вообще никогда и никому не будет «светить». Даже и по урожаю текущего года.

При чтении этого письма создается впечатление, что налоговики намерились переложить свои проблемы по наполнению бюджета на плечи добросовестных плательщиков — реальных сельхозпредприятий. При этом еще и отвести в тень собственные «грехи» невыявления ими псевдоаграриев еще на этапе их регистрации. Не здесь ли, как говорится, «собака зарыта»? Выходит, что сельхозаванс (размер которого может быть любым, поскольку никаких законодательных ограничений не установлено) — заложник в борьбе ГФСУ с фиктивными предприятиями. Вот только суд стал на пути: рейдерский захват сельхоз-НДС является неправомерным, вернее, — противоправным, — так решил ВАСУ.

 

Материал подготовил Анатолий Бобро, налоговый эксперт

 

 

ВЫСШИЙ АДМИНИСТРАТИВНЫЙ СУД УКРАИНЫ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 16.06.2014 г. № К/800/15742/14

(извлечение)

Высший административный суд Украины <…>, рассмотрев <…> кассационную жалобу Сельскохозяйственного общества с ограниченной ответственностью «А» на постановление Харьковского апелляционного административного суда от 12.03.2014 г. <…> по иску Сельскохозяйственного общества с ограниченной ответственностью «А» к <…> объединенной государственной налоговой инспекции <…> об отмене налоговых уведомлений-решений, УСТАНОВИЛ:

 

Сельскохозяйственное общество с ограниченной ответственностью «А» (далее — истец) обратилось с административным иском к <…> объединенной государственной налоговой инспекции <…> (далее — ответчик) об отмене налоговых уведомлений-решений.

<…>

По результатам проверки составлен акт от 27.07.2012 г. № <…>, в котором отражено нарушение истцом требований п. 187.1 ст. 187, п. 209.2 ст. 209 Налогового кодекса Украины, в результате чего занижено налоговое обязательство <…>; п. 209.2 ст. 209 Налогового кодекса Украины, в результате чего завышено налоговое обязательство деклараций по НДС сокращенных <…> .

На основании установленных нарушений контролирующим органом было принято налоговое уведомление-решение от 07.08.2012 г. № <…>, которым истцу увеличена сумма денежного обязательства по платежу налог на добавленную стоимость <…>, в том числе, по основному платежу — <…>., по штрафным санкциям — <…>.

<…>

Заслушав <…> материалы дела, коллегия судей Высшего административного суда Украины пришла к выводу, что кассационная жалоба подлежит удовлетворению, учитывая следующее.

Как свидетельствуют материалы дела, 30.03.2011 г. между истцом и ООО «К» заключен договор № <…>, согласно которому истец обязывался передать в собственность ООО «К» зерновые и масляные культуры собственного производства, выращенные в сезоне урожая 2011 года, а покупатель — принять товар и уплатить его стоимость.

Судами в ходе рассмотрения дела было установлено, что на выполнение условий указанного договора истцом в течение марта — сентября 2011 года получена предварительная оплата в размере <…> грн., в том числе НДС <…>.

Истец фактически отгрузил в 2011 — 2012 годах сельскохозяйственной продукции на общую сумму <…>.

18.05.2011 г., 15.07.2011 г. и 05.08.2011 г. истец вернул ООО «К» средства на общую сумму <…>. Сумма оплаченной, но не поставленной продукции в размере <…> возвращена контрагенту в июле 2012 года, в связи с чем осуществлена корректировка количественных и стоимостных показателей к налоговой накладной.

Кроме того, 01.09.2011 г. между истцом и ООО «К» заключен договор № <…>, согласно которому истец обязывался передать в собственность ООО «К» зерновые и масляные культуры собственного производства, выращенные в сезоне урожая 2012 года, а покупатель — принять товар и оплатить его стоимость.

<…>

На выполнение условий указанного договора от 01.09.2011 г. истцом <…> получена предварительная оплата в размере <…>, в том числе НДС <…>., который он отнес в состав налоговых обязательств сокращенной декларации по налогу на добавленную стоимость.

На основании договора от 01.09.2011 г. истцом на сумму полученной предварительной оплаты выписаны налоговые накладные, однако в проверяемом периоде поставка сельскохозяйственной продукции не проводилась, что не отрицалось представителями сторон.

Из материалов дела также следует, что 12.01.2011 г. между истцом и ООО «У» заключен договор № <…> в соответствии с которым истец обязывался передать в собственность ООО «У» сахарную свеклу урожая 2011 года на общую сумму <…>, а покупатель — принять товар и оплатить его стоимость.

На основании указанного договора истец получил от «У» в январе-марте 2011 года предварительную оплату в размере <…>, в том числе НДС <…>., который истец отнес в состав налоговых обязательств сокращенной декларации по налогу на добавленную стоимость.

<…>

Следовательно, судебная коллегия суда апелляционной инстанции определилась с тем, что средства, полученные от ООО «К» и ООО «У», нельзя считать оплатой за поставленную сельскохозяйственную продукцию, так как данные бухгалтерского учета не подтверждают их поставку, а сумма НДС в размере <…> не может отражаться в составе налоговых обязательств деклараций по НДС (сокращенных), а должна отражаться в составе налоговых обязательств деклараций, по которым проводятся расчеты с бюджетом.

Впрочем, суд кассационной инстанции считает приведенные доводы преждевременными и ошибочными учитывая следующее.

Так, в соответствии с п. 209.2 ст. 209 Налогового кодекса Украины, согласно специальному режиму налогообложения сумма налога на добавленную стоимость, начисленная сельскохозяйственным предприятием на стоимость поставленных им сельскохозяйственных товаров/услуг, не подлежит уплате в бюджет и полностью остается в распоряжении такого сельскохозяйственного предприятия для возмещения суммы налога, уплаченной (начисленной) поставщику на стоимость производственных факторов, за счет которых сформирован налоговый кредит, а при наличии остатка такой суммы налога — для других производственных целей.

<…>

Пунктом 187.1 ст. 187 Налогового кодекса Украины регламентировано, что датой возникновения налоговых обязательств по поставке товаров/услуг считается дата, приходящаяся на налоговый период, в течение которого происходит любое из событий, произошедшее раньше:

а) дата зачисления средств от покупателя/заказчика на банковский счет плательщика налога как оплата товаров/услуг, подлежащих поставке, а в случае поставки товаров/услуг за наличные — дата оприходования средств в кассе плательщика налога, а при отсутствии таковой — дата инкассации наличности в банковском учреждении, которое обслуживает плательщика налога;

б) дата отгрузки товаров, а в случае экспорта товаров — дата оформления таможенной декларации, удостоверяющей факт пересечения таможенной границы Украины, оформленной в соответствии с требованиями таможенного законодательства, а для услуг — дата оформления документа, удостоверяющего факт поставки услуг плательщиком налога.

Суд первой инстанции, давая оценку обстоятельствам дела и анализируя приведенные нормативные положения, правомерно указал, что п. 209.2 ст. 209 Налогового кодекса Украины не содержит любых, отличных от общих, положений об определении даты возникновения налоговых обязательств по поставке сельскохозяйственных товаров собственного производства, в том числе не связывает право отнесения к сокращенной декларации по НДС сумм налога, начисленных на стоимость товаров, которые будут отгружены в будущем, с фактическим осуществлением их отгрузки.

Так, ссылку в п. 209.2 ст. 209 Налогового кодекса Украины на определение «поставленных товаров/услуг» нельзя отождествлять с их отгрузкой.

Следует отметить, что в соответствии с п.п. 14.1.202 п. 14.1 ст. 14 Налогового кодекса Украины продажа (реализация) товаров — любые операции,осуществляемые согласно договорам купли-продажи, мены, поставки и другим хозяйственным, гражданско-правовым договорам, которые предусматривают передачу прав собственности на такие товары за плату или компенсацию независимо от сроков ее предоставления, а также операции по бесплатному предоставлению товаров. Таким образом, определяющим условием операции по поставке является переход права собственности на товары/услуги, который в данном случае не обжалуется.

Следовательно, доводы ответчика, которые обоснованы тем, что продукция по предоплате не была поставлена в отчетный налоговый период, а значит, нельзя считать, что она относится к сельскохозяйственной, правомерно признаны судом первой инстанции безосновательными <…>.

При таких обстоятельствах судебная коллегия соглашается с заключением суда первой инстанции о необоснованности выводов проверки, в соответствии с которыми истец должен был определять налоговые обязательства по налогу на добавленную стоимость в декларациях на общих основаниях и уплатить налог в бюджет в общем порядке по полученным в 2011—2012 годах предварительным оплатам от ООО «К» и ООО «У».

<…>

 

На основании изложенного, руководствуясь ст. 210 — 231 Кодекса административного судопроизводства Украины, суд ПОСТАНОВИЛ:

1. Кассационную жалобу Сельскохозяйственного общества с ограниченной ответственностью «А» удовлетворить.

<…>

Оформи подписку и читай все Подписаться на журнал
stop

Похоже, что вы используете блокировщик рекламы :(

Чтобы пользоваться всеми функциями сайта, добавьте нас в исключения!

Как отключить
App
Скачайте наше мобильное приложение Factor

© Factor.Media, 1995 -
Все права защищены

Использование материалов без согласования с редакцией запрещено

Ознакомиться с договором-офертой

Присоединяйтесь
Адрес
г. Харьков, 61002, ул. Сумская, 106а
Мы принимаем
ic-privat ic-visa ic-visa
Powered by
Factor Web Solutions
Мы используем cookie-файлы, чтобы сделать сайт максимально удобным для вас и анализировать использование наших продуктов и услуг, чтобы увеличить качество рекламных и маркетинговых активностей. Узнать больше о том, как мы используем эти файлы можно здесь.
Войдите, чтобы читать больше! Авторизованные пользователи получают бесплатно 5 статей в месяц