(066) 87-010-10 Перезвоните мне
Перейти к номеру...
  • № 71
  • № 70
  • № 69
  • № 67-68
  • № 66
  • № 65
  • № 64
? С помощью этой функции вы можете перейти в номер, который вас интересует
В этом номере :
 
  • В избранное
  • Печать
  • Шрифт
  • Цвет фона
  • Комментарии 0
  • В разработке
5/14
Налоги и бухгалтерский учет
Налоги и бухгалтерский учет
Сентябрь , 2016/№ 72

ВАСУ прозорливее «низовых» судов (НДС и демпинг при экспорте)

Суть спора.
Публичное акционерное общество (ПАО) обратилось в суд с требованием отменить налоговые уведомления-решения (НУР), согласно которым фискалы по акту внеплановой проверки бюджетного возмещения доначислили ПАО НДС, уменьшив ему таким образом суммы бюджетного возмещения (с применением штрафных санкций) и отрицательное значение по НДС.
Налоговики при проверке экспортных операций ПАО не признали такие операции связанными с хозяйственной деятельностью, дескать, по причине их убыточности. На этом основании они доначислили ПАО НДС (на сумму включенного в НК «входного» НДС) по всем связанным с проэкспортированной продукцией расходам, используя нормы п. 198.5 НКУ. Этот пункт, напомним, предусматривает начисление «компенсирующих» налоговых обязательств (НО), в том числе при использовании товаров/услуг не в хозяйственной деятельности.
ПАО сочло данные действия неправомерными и сначала подало жалобу в налоговый орган. Затем, получив отказ, подало иск в админсуд первой инстанции. Проиграв дело, ПАО подало апелляцию, которая тоже была «апеллсудом» отклонена. И лишь на этапе кассации Вадсуд принял сторону плательщика.

Позиция налогового органа

Фискалы при проверке ПАО доказывали «бесхозяйственность» экспортных операций якобы полученными по ним убытками. Однако при этом налоговики использовали для расчета себестоимости отправленной на экспорт конкретной продукции ПАО способ «распределения общих расходов», применяемый при получении нескольких видов основных продуктов (без сопутствующей продукции), который и приводил по их расчетам к «бумажным» убыткам. Невзирая при этом на то, что предприятие использовало иной способ, считая одну из выпускаемых им продукций сопутствующей.

Кроме того, фискалы, настаивая на «бесхозяйственности» таких экспортных операций, упирали на отсутствие у ПАО разумных экономических причин или деловой цели для проведения убыточных операций. Налоговики утверждали, что выгода от этих операций якобы предусматривалась ПАО только за счет получения возмещения по «входному» НДС и что это предприятие ведет системную деятельность по формированию своего дохода за счет бюджетного возмещения при реализации продукции за границу по нулевой ставке.

Решение дела судом

Как мы уже упомянули, админсуды первой и апелляционной инстанций пошли на поводу у фискалов и приняли решения в пользу последних.

Зато ВАСУ, по нашему мнению, подошел к рассмотрению данного дела намного профессиональней и решение вынес в пользу истца (ПАО).

Что касается первого камня фискального преткновения — способа исчисления производственной себестоимости, то ВАСУ здесь поддержал плательщика, тем более что фискалы четко не доказали в суде обязательность использования в такой ситуации способа «распределения общих расходов» и что одна из продукций не является сопутствующей. А применяемый ПАО для исчисления себестоимости способ «исключения»* (так как одна из продукций была именно сопутствующей) был обоснован и «узаконен» приказом об учетной политике предприятия. В итоге инкриминируемые фискалами ПАО убытки по отдельно взятым экспортным операциям оказались в большинстве случаев прибылями.

Второй момент, который педалировался фискалами и «офискалившимися» на плательщика судами более низких инстанций, — относительно отсутствия экономической обоснованности и деловой цели* убыточных экспортных операций.

* Кстати, хотя сам термин «деловая цель» («разумная экономическая причина») в НКУ и приведен ( п.п. 14.1.231), но он больше нигде по тексту Кодекса не упоминается. То есть, по сути, это «мертвый» термин. Зато им очень любят оперировать судьи...

Здесь мнение ВАСУ с фискалящими сторонами тоже вполне обоснованно не совпало. А так как этот момент имеет важное значение для многих вынужденно (или не очень) демпингующих плательщиков, то о нем излагаем подробнее.

ВАСУ сначала рассуждает о том, что при «бесхозяйственности» должна иметь место убыточность всего периода, а не отдельно взятых операций, и отмечает, что фискалами не были представлены доказательства убыточного характера деятельности ПАО в проверяемом периоде.

А по поводу того, что прибыльность спорных операций была обусловлена получением плательщиком налоговой экономии в виде нулевой ставки НДС при фактическом отсутствии хозяйственного результата, ВАСУ отмечает следующее. Сам по себе факт совершения операции, облагаемой налогом по нулевой ставке, нельзя расценивать как налоговую экономию. А получение экономических преимуществ в результате применения легального уменьшения налоговых платежей не является признаком нерентабельности хозяйственной операции. (Из этого следует, что операции, когда купили товар за 120 (в том числе НДС — 20), а отправили на экспорт, например, за 101 (НДС-0) — однозначно хозяйственные!)

Кроме того, суд делает общий вывод о недопустимости применения к плательщику мер ответственности за действия, которые хотя и имеют своим следствием неуплату налога (его уплату в меньшем размере), однако заключаются в использовании предоставленных плательщику законом прав, связанных с освобождением на законном основании от уплаты налога или с избранием наиболее выгодных для него форм предпринимательской деятельности и, соответственно, оптимального способа налогообложения.

Необоснованность налоговой выгоды, по мнению ВАСУ, наступает в случае использования плательщиком искусственных форм хозяйственной деятельности, которые не соответствуют действительному экономическому содержанию хозоперации, с целью получения налоговой экономии без соответствующих экономических оснований. Однако использования плательщиком нелегальных способов уклонения от налогообложения фискалами не выявлено. Доказательства в подтверждение доминирования налоговой цели (снижение налоговой нагрузки, получение налоговых льгот и преимуществ и т. д.) над коммерческой целью, присущей данному виду хозяйственной операции, также инспекцией не представлены.

Поэтому ВАСУ резюмирует, что «низовые» суды безосновательно квалифицировали рассматриваемые операции как не относящиеся к хозяйственной деятельности плательщика в понимании НКУ (в том числе его п.п. «г» п. 198.5).

Мнение редакции

Вначале отметим, что даже убыточность всего периода не дает прямых оснований обвинять плательщика в отсутствии хозяйственной деятельности (ведь даже в определении этого термина — см. п.п. 14.1.136 НКУ, речь идет о цели получения дохода, а не прибыли). Общие убытки могут быть вызваны периодом освоения новых видов деятельности, мощностей, продукции и другими объективными факторами...

В то же время мы полностью разделяем мнение ВАСУ насчет того, что законно используемые плательщиками преференции и сниженные ставки не должны давать поводов для фискальных наездов, основанных на сравнениях типа «как было бы без льготы». По нашему мнению, фискалы (и «низшие» судьи) умышленно путают «грешное с праведным». По их мнению, раз ставка НДС — ноль, то плательщик, приобретя/произведя товары с «входным» НДС (например, по 120, в том числе НДС — 20), должен реализовать его на экспорт по цене не ниже цены, с учетом НДС (т. е. не ниже 120, в том числе НДС — 0). Но этот подход ВАСУ успешно «спростован». Ведь согласно нормативам применение нулевой ставки предусматривает не включение «входного» НДС в стоимость товаров/услуг, а отнесение его на расчеты с бюджетом. Поэтому нельзя сопоставлять несопоставимое (и продажи в нашем примере по цене начиная от 100 ни в коей мере нельзя считать убыточными и «бесхозяйственными» операциями).

Однако все эти фискальные приемы плательщикам не следует сбрасывать со счетов и стараться не допускать нерентабельных операций на экспорт.

В связи с этим хотим обратить внимание, что при рассмотрении апелляции по данному делу «апеллсуд» в качестве аргумента для «бесхозяйственности» использовал позицию ВСУ, высказанную в постановлении от 01.04.2008 г. по делу № 08/91 о том, что намерение получить доход только в избранный истцом способ — путем возмещения НДФЛ из бюджета — нельзя рассматривать как самостоятельную деловую цель. И судей «апеллсуда» почему-то не смутило, что речь там шла об иных операциях и совсем ином налоге (к тому же — не косвенном!) — об НДФЛ...

Кроме того, «апеллсуд» для отклонения апелляции по данному делу ссылался на «правовую позицию» ВСУ, изложенную в его постановлении от 09.06.2015 г. по делу № 817/2197/13-а (ср. 025069200). Там ВСУ указывает, что отнесение операций к хозяйственным возможно в случае обоснования плательщиком экономических причин или деловой цели (с учетом рисков предпринимательской деятельности) заключения соглашений по цене ниже производственной себестоимости. В нашем деле убыточность некоторых операций обосновывалась предпринимательскими рисками в зоне проведения АТО.

А вы будьте готовы доказывать экономпричины и деловую цель демпинга в своих экспортных ситуациях и, по возможности, старайтесь необоснованно не демпинговать.

 

ВЫСШИЙ АДМИНИСТРАТИВНЫЙ СУД УКРАИНЫ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

15.06.2016 г. К/800/6099/16

(извлечение)

Высший административный суд Украины <...> установил:

<...>

Предыдущими судебными инстанциями при рассмотрении дела установлено, что оспариваемые налоговые уведомления-решения были приняты по результатам проведения Инспекцией документальной внеплановой выездной проверки Общества <...>. Результаты этой проверки освещены в акте от 05.08.2015 <...>, в котором отражено заключение Инспекции о нарушении плательщиком требований пункта 188.1 статьи 188 НК путем определения базы налогообложения операций по экспорту товара (ксенона) по цене ниже его себестоимости.

При этом себестоимость единицы продукции (ксенона) определялась Инспекцией по методу «распределения расходов», применяемому при получении плательщиком в процессе производства нескольких видов основных продуктов (в данном случае — ксенон и криптон) без сопутствующей продукции.

<...>

Согласно приказу от 08.04.2014 <...> «Об учетной политике предприятия Общества» установлен порядок определения производственной себестоимости произведенной продукции при переработке криптоноксеноновой смеси на чистые газы ксенон и криптон по методу исключения, при котором все расходы на осуществление производственного процесса считаются себестоимостью основного продукта (в данном случае — ксенона), которая уменьшается на твердую оценку сопутствующей продукции (криптона).

Возражая против правомерности применения истцом этого метода определения себестоимости продукции, Инспекция исходила из того, что полученные плательщиком криптон и ксенон являются отдельными видами готовой продукции, а потому их себестоимость должна исчисляться по методу «распределения расходов» в соответствии с Методическими рекомендациями по формированию себестоимости продукции (работ, услуг) в промышленности, утвержденными приказом Министерства промышленной политики Украины от 09.07.2007 № 373.

Впрочем, какие-либо доказательства в подтверждение этого вывода ответчиком не представлены; утверждение Общества о наличии у криптона признаков сопутствующего продукта (а именно — небольшой в сравнении с основным продуктом объем производства, цена значительно меньше цены основного продукта) не опровергнуто.

А следовательно, доводы Инспекции о необходимости использования метода «распределения расходов» при оценке себестоимости спорной продукции нельзя признать обоснованными.

<...>.

По данному делу Инспекцией не представлены доказательства в подтверждение убыточного характера деятельности Общества в периоде, охваченном проверкой; также проверкой не выявлены факты отражения плательщиком в налоговом учете расходов, не подлежащих учету при определении налогооблагаемого дохода.

Из установленных судами обстоятельств дела усматривается, что прибыльность спорных операций была обусловлена получением плательщиком налоговой экономии в виде нулевой ставки НДС при фактическом отсутствии хозяйственного результата.

Впрочем, сам по себе факт осуществления операции, облагаемой налогом по нулевой ставке, нельзя расценивать как налоговую экономию; получение экономических преимуществ в результате применения легального уменьшения налоговых платежей не является признаком нерентабельности хозяйственной операции.

Ведь в случае, когда законом предусмотрены те или иные льготы, уменьшающие налоговое бремя, выполнение налогового обязательства предусматривает уплату налога только в той части, на которую соответствующая льгота не распространяется. Недопустимым является применение к плательщику мер ответственности за действия, которые хотя и имеют своим следствием неуплату налога (его уплату в меньшем размере), однако заключаются в использовании предоставленных плательщику законом прав, связанных с освобождением на законном основании от уплаты налога или с избранием наиболее выгодных для него форм предпринимательской деятельности и, соответственно, оптимального способа налогообложения.

Необоснованность налоговой выгоды наступает в случае использования плательщиком искусственных форм хозяйственной деятельности, не соответствующих действительному экономическому содержанию хозяйственной операции, с целью получения налоговой экономии без соответствующих экономических обоснований.

Использование плательщиком нелегальных способов уклонения от налогообложения налоговой проверкой не обнаружено. Доказательств в подтверждение доминирования налоговой цели (снижение налоговой нагрузки, получение налоговых льгот и преимуществ и т. п.) над коммерческой целью, присущей данному виду хозяйственной операции, Инспекция не представила.

А следовательно, суды безосновательно квалифицировали рассматриваемые операции по реализации ксенона как операции, не являющиеся хозяйственной деятельностью плательщика налога, в понимании подпункта «г» пункта 198.5 статьи 198 НК.

Ссылаясь на выводы Верховного Суда Украины, изложенные в его постановлении от 09.06.2015 по делу № 817/2197/13-а <...> в соответствии с которыми отнесение операций к хозяйственным возможно в случае обоснования плательщиком налога экономических причин или деловой цели (учитывая риски предпринимательской деятельности) заключения соглашений по цене ниже производственной себестоимости, суды не обратили внимания на доводы плательщика о том, что производственные мощности Общества находятся <...> в зоне проведения антитеррористической операции; в связи с оккупацией завода Общества террористами возникли существенные трудности в реализации продукции истца; с целью минимизации потерь и избежания уничтожения всей продукции истец реализовал продукцию обществу с ограниченной ответственностью «А» по цене ниже себестоимости.

При таких обстоятельствах Высший административный суд Украины считает, что Инспекция вопреки требованиям части второй статьи 71 Кодекса административного судопроизводства Украины не доказала правомерности оспариваемых налоговых уведомлений-решений, а потому данный иск подлежит удовлетворению.

<...> С учетом изложенного, руководствуясь статьями 94, 160, 167, 220, 221, 223, 229, 230, 232 Кодекса административного судопроизводства Украины, Высший административный суд Украины постановил:

1. Кассационную жалобу публичного акционерного общества «Р» удовлетворить.

<...>

экспорт, НДС, демпинг добавить теги изменить теги
Добавьте свои теги к статье
Разделяйте метки запятой. Например: бухгалтерия, форма, проценты, НДС, квартальный отчёт. Максимальное количество 10.
или Закрыть
Ваша оценка учтена! Оцените статью :
  • Хорошо
  • Нормально
  • Плохо
Поделиться:
Комментарии к статье