Налоговый кредит и «бестоварные» сделки: позиция ВАСУ

В избранном В избранное
Печать
Нестеренко Максим, налоговый эксперт
Налоги и бухгалтерский учет Сентябрь, 2015/№ 73
Суть спора
Предприятие обратилось в суд с требованием отменить налоговое уведомление-решение, по которому ему уменьшили сумму налогового кредита. Суды первой и апелляционной инстанций иск удовлетворили. Налоговый орган подал кассационную жалобу с требованием отменить эти решения и оставить иск без удовлетворения.

Позиция налогового органа

Налоговый орган настаивает на том, что истец неправомерно отразил налоговый кредит. По мнению фискалов, операции истца с контрагентом являются номинально оформленными и не могут повлечь за собой правовых последствий.

Указанный вывод налоговая делает из того, что у контрагента отсутствует материальная база (производственные и складские помещения, транспортные средства и т. п.) и трудовые ресурсы, необходимые для совершения действий, составляющих содержание спорных операций по поставке.

Наконец, неправомерность налогового кредита налоговики выводят из того, что контрагент, с которым заключен договор на осуществление спорных операций, подавал отчетность по НДС с нулевыми показателями. Более того, указанный поставщик не предоставил бухгалтерские регистры аналитического и синтетического учета, которые бы объективно отражали проведение финансово-хозяйственных операций по продаже товаров.

Также налоговая инспекция сослалась на участие ООО «У» в операциях с предприятиями, имеющих признаки фиктивности.

Решение дела судом

Суд отклонил аргументы налоговиков и оставил в силе решение судов предыдущих инстанций.

По мнению суда, ни отсутствие у контрагента собственной материально-технической базы и трудовых ресурсов, ни «подозрительная» НДСная или бухгалтерская отчетность сами по себе не являются основаниями, чтобы снимать с истца налоговый кредит, так как он, как плательщик НДС, свою обязанность выполнил: предоставил надлежащим образом оформленные первичные документы и налоговые накладные на приобретение товаров. И доказал использование этих товаров в налогооблагаемых операциях в рамках хозяйственной деятельности (на момент возникновения спорных правоотношений налоговый кредит отражался исключительно по таким операциям).

Мнение редакции

В комментируемом решении ВАСУ в который раз напомнил две азбучные истины.

Первое. Отсутствие у контрагента собственных средств для осуществления операций, являющихся предметом договора, — это еще не доказательство фиктивности этих операций. В комментируемом решении ВАСУ уже не первый раз отметил: в коммерческой деятельности выполнение поставок товаров не всегда требует наличия собственных основных и транспортных средств и/или значительного количества персонала.

Обычаями делового оборота установлены и другие возможности привлечения материальных ресурсов без регистрации в уполномоченных органах (например, на условиях аренды, найма по гражданским договорам и т. п.).

Такими же аргументами ВАСУ руководствовался и ранее, принимая решение по аналогичным делам (см., например, постановление ВАСУ от 27.03.2013 г. по делу № К/9991/77789/12 // «Налоги и бухгалтерский учет», 2013, № 53, с. 15). Что является свидетельством последовательной позиции ВАСУ в этом вопросе.

Кстати, в связи с появлением лимита регистрации налоговых накладных возникает вопрос о налоговых последствиях признания соглашения недействительным. Понятно, налоговики будут выкашивать налоговый кредит, но как быть с показателем ΣНаклОтрим из формулы, увеличившим лимит регистрации покупателя? Ответ лежит на поверхности: в таком случае считается, что самого соглашения не было, а значит, не должно быть и налоговых обязательств поставщика, да и самой налоговой накладной. Следовательно, он должен выписать расчет корректировки, который и откорректирует лимит регистрации поставщика и покупателя. Но в нашем случае до этого, благо, дело не дошло ☺.

Второе. Не менее последовательным ВАСУ является и в констатации другой очевидной истины:

предприятие, отражающее налоговый кредит, не несет ответственности за уплату налоговых обязательств или правильность ведения учета своим контрагентом

ВАСУ прямо отметил: ответственность плательщика наступает только в случае доказательства налоговым органом недобросовестности его действий, намерения плательщика извлечь необоснованную налоговую выгоду путем сговора и осуществления согласованных действий с контрагентами.

Здесь ВАСУ напомнил налоговикам презумпцию невиновности плательщика и продолжил дальше: обратное привело бы к тому, что на плательщика был бы неправомерно возложен груз ответственности за действия третьих лиц в многостадийном хозяйственном обороте.

Опять же, указанное мнение ВАСУ выражал уже неоднократно, к тому же и мы обращали внимание на его позицию на страницах нашей газеты (см., например, постановление ВАСУ от 26.02.2014 г. по делу К/800/15892/13 // «Налоги и бухгалтерский учет», 2014, № 28, с. 34).

Что же, поблагодарим ВАСУ за справедливую и последовательную позицию. И двигаемся дальше!

 

ВЫСШИЙ АДМИНИСТРАТИВНЫЙ СУД УКРАИНЫ
ПОСТАНОВЛЕНИЕ
05 ноября 2014 года г. Киев К/800/33403/13

Высший административный суд Украины <…> УСТАНОВИЛ:

В ноябре 2012 года Общество обратилось <…> с иском, в котором просило признать противоправным и упразднить налоговое уведомление-решение от 31.10.2012 № <…>.

Постановлением <…> от 29.11.2012, оставленным без изменений постановлением <…> апелляционного административного суда от 28.05.2013, иск удовлетворен по тем мотивам, что истцом были соблюдены законодательно установленные условия формирования налогового кредита по операциям по приобретению товарно-материальных ценностей в рамках хозяйственных правоотношений с обществом с ограниченной ответственностью «У» (далее — ООО «У»), тогда как налоговой инспекцией не доказано существование обстоятельств, с которыми действующее налоговое законодательство связывает необоснованность налоговой выгоды.

Ссылаясь на несоответствие заключений судов требованиям действующего законодательства и действительным обстоятельствам дела, <…> ОГНИ обратилась в Высший административный суд Украины с кассационной жалобой, в которой просит отменить принятые по делу судебные акты и отказать в иске. В частности, в обоснование кассационных требований жалобщик отмечает, что операции истца из ООО «У» являются номинально оформленными, не были опосредованы реальным выполнением, а потому не могут вызывать никаких правовых последствий в налоговом учете Общества.

Обществом в соответствии со статьей 216 Кодекса административного судопроизводства Украины подано возражение на кассационную жалобу, в котором жалобщик отмечает о правильности и обоснованности заключений предыдущих инстанций и просит оставить обжалуемые решения без изменений, а жалобу — без удовлетворения.

Изучив материалы дела, проверив соответствие заключений судов имеющимся в материалах дела доказательствам, правильность применения судами норм материального права и соблюдение ими процессуальных норм, обсудив доводы кассационной жалобы, Высший административный суд Украины не видит оснований для удовлетворения рассматриваемых кассационных требований исходя из следующего.

Предыдущими судебными инстанциями в рассмотрении дела выяснено, что оспариваемое налоговое уведомление-решение, согласно которому истцу определено завышение бюджетного возмещения по НДС <…> с применением штрафных санкций <…>, было принято <…> ОГНИ по результатам проведения документальной внеплановой невыездной проверки Общества по вопросам взаимоотношений с ООО «У» в феврале, марте 2011 года.

Результаты этой проверки освещены в акте от 27.09.2012 № <…>, в котором отмечено о противоправном формировании истцом налогового кредита по операциям по приобретению товаров у этого контрагента, в связи с бестоварным характером этим операций.

В обоснование этого вывода <…> ОГНИ отмечает, что в рамках проведения мероприятий по встречному налоговому контролю было установлено: у указанного контрагента отсутствует материально-техническая база (производственные и складские помещения, транспортные средства и т. п.) и трудовые ресурсы, необходимые для совершения действий, составляющих содержание спорных операций по поставке; в проверенных отчетных периодах ООО «У» подавало отчетность по НДС с нулевыми показателями; указанный поставщик не предоставил бухгалтерские регистры аналитического и синтетического учета, которые бы объективно отражали проведение финансово-­хозяйственных операций по продаже товаров. Также налоговая инспекция сослалась на участие ООО «У» в операциях с предприятиями с признаками фиктивности.

Принимая решение об удовлетворении данного иска, суды предыдущих инстанций полностью объективно исходили из следующего.

Подпунктом 14.1.181 пункта 14.1 статьи 14 Налогового кодекса Украины (далее — НК Украины) налоговый кредит определен как сумма, на которую плательщик налога на добавленную стоимость имеет право уменьшить налоговое обязательство отчетного (налогового) периода, определенное согласно разделу V этого Кодекса.

По содержанию пункта 198.1 статьи 198 НК Украины право на отнесение сумм налога к налоговому кредиту возникает в случае осуществления операций по приобретению или изготовлению товаров (в том числе в случае их ввоза на таможенную территорию Украины) и услуг.

В соответствии с пунктом 198.3 этой же статьи Кодекса налоговый кредит отчетного периода определяется исходя из договорной (контрактной) стоимости товаров/услуг, но не выше уровня обычных цен, определенных в соответствии со статьей 39 данного Кодекса, и состоит из сумм налогов, начисленных (уплаченных) плательщиком налога по ставке, установленной пунктом 193.1 статьи 193 этого Кодекса, в течение такого отчетного периода в связи с приобретением или изготовлением товаров (в том числе при их импорте) и услуг с целью их последующего использования в налогооблагаемых операциях в рамках хозяйственной деятельности плательщика налога.

В силу требований пункта 198.6 статьи 198 Налогового кодекса Украины не относятся к налоговому кредиту суммы налога, уплаченного (начисленного) в связи с приобретением товаров/услуг, не подтвержденные налоговыми накладными (или подтвержденные налоговыми накладными, оформленными с нарушением требований статьи 201 данного Кодекса) или не подтвержденные таможенными декларациями, другими документами, предусмотренными пунктом 201.11 статьи 201 этого Кодекса.

Из изложенных правовых норм следует, что при реализации права на налоговый кредит плательщик должен доказать факты приобретения товаров (работ, услуг) с целью выполнения операций, являющихся объектом обложения НДС; плательщик должен представить надлежащим образом оформленные первичные учетные документы на покупку товаров (работ, услуг) и налоговые накладные. Указанные документы должны соответствовать установленным законодательством требованиям, содержать непротиворечивую и достоверную информацию, подтверждать реальность выполнения плательщиком соответствующих хозяйственных операций.

Анализируя соответствие сформированного истцом налогового кредита в оспариваемой сумме приведенным критериям, суды, исследовав движение актива в процессе выполнения операций по поставке ООО «У» товаров (запчастей, электрооборудования, кабельной продукции, каната, роторного колеса) по адресу филиала Общества «В» по договорам от 05.02.2007 № <…> и от 10.10.2008 № <…>, установили, что выполнение этих операций подтверждается имеющимися по делу расходными накладными, налоговыми накладными, приходными ордерами; оплата товара истцом осуществлялась в безналичном порядке путем перечисления средств на банковский счет указанного поставщика по платежным поручениям; транспортировка товара в процессе их поставки оформлена товарно-транспортными накладными; приобретенный товар был использован Обществом в собственной хозяйственной деятельности, что засвидетельствовано актами списания товарно-материальных ценностей.

Указанные обстоятельства были полностью объективно расценены судами как подтверждающие факт соблюдения истцом вышеизложенных правил формирования налогового кредита.

Утверждение налоговой инспекции об отсутствии у спорного поставщика объективной возможности выполнить рассматриваемые поставки в силу отсутствия необходимых материально-технических и трудовых ресурсов в данном случае не опровергает реальность указанных операций.

Ведь в коммерческой деятельности выполнение поставок товаров не всегда требует наличия собственных основных и транспортных средств, значительного количества персонала; обычаями делового оборота установлены и другие возможности привлечения материальных ресурсов без регистрации в уполномоченных органах (например, на условиях аренды, найма по гражданским договорам и т. п.).

Доводы ответчика о том, что контрагент Общества не исчислил и не уплатил в бюджет соответствующую сумму НДС, суды обоснованно отклонили по тем мотивам, что сами по себе эти обстоятельства не являются основанием для непризнания права плательщика на налоговый кредит при реальности выполнения операций и соблюдения условий, установленных законом для формирования налогового кредита.

Анализ хозяйственных правоотношений поставщика плательщика с другими субъектами хозяйствования, с которыми такой плательщик не состоял в непосредственных правоотношениях, также не может влиять на оценку реальности операции, совершенной последним в цепи поставки плательщиком (истцом по делу) и его непосредственным контрагентом.

Ответственность плательщика наступает только в случае доказательства налоговым органом недобросовестности его действий, намерения плательщика извлечь необоснованную налоговую выгоду путем сговора и осуществления согласованных действий с контрагентами — участниками цепных поставок. Обратное привело бы к неправомерному возложению на плательщика груза ответственности за действия третьих лиц в многостадийном хозяйственном обороте.

Ссылки жалобщика на неподачу ООО «У» бухгалтерских регистров аналитического и синтетического учета также не могут обусловливать законность приема оспариваемого акта индивидуального действия, ведь, во-первых, плательщик не отвечает за действия контрагентов по неподаче по требованию налогового органа необходимых бухгалтерских документов. Во-вторых же, учетные регистры предназначены для хронологического, систематического или комбинированного накопления, группирования и обобщения информации из первичных документов, принятых к учету. Такие регистры не являются обязательными подтверждающими документами данных налогового учета плательщика.

С учетом изложенного суды полностью объективно признали неподтвержденным вывод ответчика о незаконности формирования Обществом налогового кредита по операциям с ООО «У» как не соответствующий материалам дела, и правомерно удовлетворили иск.

Поскольку по рассматриваемому делу нормы материального права были правильно применены судами, а их выводы соответствуют установленным по делу обстоятельствам и имеющимся в нем доказательствам, то основания для отмены обжалуемых судебных решений отсутствуют.

Руководствуясь статьями 220, 2201, 223, 230, 231 Кодекса административного судопроизводства Украины, Высший административный суд Украины ПОСТАНОВИЛ:

1. Кассационную жалобу <…> объединенной государственной налоговой инспекции <…> отклонить.

<…>

 

Оформи подписку и читай все Подписаться на журнал

Похоже, что вы используете блокировщик рекламы :(

Чтобы пользоваться всеми функциями сайта, добавьте нас в исключения!

Как отключить