Долгосрочное страхование жизни: «досрочная» обязательная разница

В избранном В избранное
Печать
Голенко Александр, шеф-редактор
Налоги и бухгалтерский учет Июнь, 2016/№ 45
Работодатель добровольно заключил договор долгосрочного страхования жизни работника. До истечения срока договора работник увольняется с предприятия, в связи с чем договор расторгается. Какие налоговые последствия для предприятия?

Начнем с того, что если работодатель не обязан застраховать своего работника (виды обязательного страхования см. в ст. 7 Закона № 85*), то добровольное страхование его жизни сегодня выглядит как причуда руководства предприятия. ☹ Причина проста: сегодня (т. е. после 01.01.2015 г.) такая страховка не сулит никаких выгод ни работодателю, ни работнику. Ведь суммы страховых платежей облагаются всем, чем только можно: НДФЛ, ВС и ЕСВ (см. письма ГФСУ от 12.05.2016 г. № 10396/6/99-99-13-02-03-14 и от 21.03.2016 г. № 6049/6/99-99-19-02-02-15). Причем НДФЛ — с применением «натурального коэффициента» согласно п. 164.5 НКУ, а базы ВС и ЕСВ — без оного (так как в законодательстве нет соответствующих прямых предписаний для его применения).

* Закон Украины «О страховании» от 07.03.96 г. № 85/96-ВР.

Мало того, досрочное расторжение договора долгосрочного страхования жизни работника влечет за собой определенные финансовые потери работодателя в виде как минимум дополнительного налога на прибыль да еще и пени… ☹ К ней мы вернемся чуть позже, а пока отметим, что п.п. 14.1.52 НКУ называет такие признаки договора долгосрочного страхования жизни:

(1) срок страховки — не менее 5 лет;

(2) страховая выплата — одноразовая или в виде периодических аннуитетных платежей после того, как работник либо благополучного доживет до истечения срока страховки, либо с ним произойдет страховой случай (инвалидность І или ІІ группы, или инвалидность работника, не достигшего 18 лет, или, не дай Бог, чего похуже…);

(3) отсутствие страховых выплат в течение первых 5 лет срока действия договора, кроме определенных страховых случаев;

(4) работодатель не может быть выгодоприобретателем по такому договору.

Так вот, поскольку в обсуждаемой ситуации договор расторгается досрочно, т. е. до истечения 5 лет срока его действия, то предприятие-страхователь, являющееся плательщиком налога на прибыль, обязано выполнить неприятное предписание ст. 1231 НКУ:

на сумму признанных в бухучете расходов на уплату страховых платежей увеличить финрезультат до налогообложения отчетного периода, в котором договор был расторгнут, с начислением пени в размере 120 % учетной ставки НБУ, действовавшей на конец такого отчетного периода

Внимание! Другие ваши начисления в связи с таким договором (налоговые обязательства) — скажем, по ЕСВ — не корректируются, и при этом никакие другие санкции за как будто занижение базы налогообложения из-за как бы завышения расходов вам не грозят.

Это увеличение финрезультата по своим последствиям похоже на «увеличивающие» разницы, упомянутые, в частности, в абзаце восьмом п.п. 134.1.1 НКУ. Но! Поскольку этот абзац освобождает малодоходников от обязанности корректировок на разницы, упомянутые в разд. ІІІ НКУ, а злосчастная ст. 1231 затесалась в разд. ІІ НКУ, такая обязанность распространяется на всех плательщиков налога на прибыль (т. е. и на малодоходников тоже).

Буквально пара слов относительно «признанных в бухучете расходов на уплату страховых платежей». Смотрите: п. 24 П(С)БУ 16 «Расходы» предписывает включать в состав элемента «Отчисления на социальные мероприятия», в частности, «отчисления на индивидуальное страхование персонала предприятия», что вполне соответствует ситуации страхования жизни работников. То есть в состав бухрасходов страховые платежи попадают железно!

А теперь о применении ст. 1231 НКУ.

К сожалению, в ней не сказано:

1) за какой именно период следует начислить пеню на сумму предварительно уплаченных страховых платежей по досрочно расторгнутому договору и что важно — не установлен срок ее уплаты;

2) как отразить в учете полученную предприятием-страхователем от страховой компании при досрочном расторжении договора выкупную сумму (см. ч. восьмую ст. 28 Закона № 85).

По первой «непонятке» в НКУ зацепиться не за что. Но поскольку такие расходы фиксируются в декларации по налогу на прибыль, здравый смысл подсказывает по каждой сумме страхового платежа, попавшей в расходную часть декларации за соответствующий отчетный налоговый период, начинать отсчет срока начисления пени с первого дня следующего отчетного периода и заканчивать последним днем того отчетного периода, в котором договор был расторгнут (и в декларации за который надо отразить сумму разницы по ст. 1231 НКУ). Кстати, именно так был прописан период начисления пени раньше — в исключенном п.п. 156.4.2 НКУ — а налоговики уважают последовательность…

Ну, а дальше — как обычно при расчете пени: делите размер в процентах учетной ставки НБУ (по состоянию на последний день отчетного периода расторжения договора) на 100 и на 365 и умножаете «опеняемую» сумму на результат деления и на количество «грешных» дней…

По второй «непонятке». Возможно, законодатель убрал прежнее указание п.п. 156.4.2 НКУ относительно невключения выкупной суммы в (прежние) валовые доходы, понадеявшись, что в бухгалтерском учете все как-то «рассосется», но…

Согласно канонам бухучета полученная предприятием выкупная сумма соответствует критериям признания дохода и по дате расторжения договора подлежит отражению по Кт 719

И что же получается? Что на сумму ранее уплаченных страховых платежей предприятие обязано:

(1) увеличить финансовый результат до налогообложения как на «разницу» (что скомпенсирует прежнее увеличение расходов, т. е. выведет арифметику по конкретному договору в нуль), да плюс

(2) увеличить доходы на часть этой суммы, полученную от страховщика в качестве выкупной суммы, да еще

(3) начислить и уплатить пеню!

Да уж: «подсчитали — прослезились»…

Что касается отражения обсуждаемой разницы из ст. 1231 НКУ в декларации по налогу на прибыль (форма утверждена приказом Минфина от 20.10.2015 г. № 897), тут все очевидно: в приложении РІ есть раздел 4 «Інші різниці» под заголовком «Різниці, передбачені розділом II Податкового кодексу України», а в нем — строка с кодом 4.1.8.

И последняя заморочка. В декларации по налогу на прибыль нет отдельной строки для отражения соответствующей суммы пени, а в ст. 1231 НКУ касательно увеличения финрезультата написано довольно расплывчато: «с начислением пени». Зато в упомянутой строке 4.1.8 приложения РІ написано четко и внятно: «Сума сплачених платежів, внесків, премій за договором довгострокового страхування життя…». А о сумме пени — ни слова!

Поэтому, вписав в эту строку приложения РІ к декларации только общую сумму уплаченных ранее страховых платежей по досрочно расторгнутому договору долгосрочного страхования жизни работника, вы ничего не нарушите. Хотя и оставите налоговикам возможность при налоговой проверке рассчитать эту так называемую пеню самостоятельно и доначислить ее сумму по акту — ведь все равно действует старый бухгалтерский постулат: пеня на пеню не начисляется!..

Однако, если вы таки твердо решили, что пеня эта включается в доход, то никто не помешает вам показать ее в той же строке 4.1.8 и при этом на основании п. 46.4 НКУ подать вместе с декларацией дополнение с пояснением таких действий (а может, и с расчетом).

Оформи подписку и читай все Подписаться на журнал

Похоже, что вы используете блокировщик рекламы :(

Чтобы пользоваться всеми функциями сайта, добавьте нас в исключения!

Как отключить