Списание безнадежной кредиторки: Верховный Суд за корректировку НК по НДС?

В избранном В избранное
Печать
Солошенко Людмила, налоговый эксперт
Налоги и бухгалтерский учет Март, 2018/№ 19-20
Суть спора. По истечении срока исковой давности предприятие-покупатель списало безнадежную кредиторскую задолженность по полученным и неоплаченным товарам. На сумму задолженности с учетом НДС увеличило доход. Фискалы при проверке потребовали по списанной задолженности также откорректировать «входной» налоговый кредит (НК) и направили уменьшающее НК налоговое уведомление-решение (НУР). Не согласившись с действиями налоговиков, предприятие обратилось с иском в суд с требованием отменить НУР.

Позиция налоговых органов

По мнению налоговиков, плательщик завысил НК, сохранив его по полученным товарам, которые не были оплачены в течение срока исковой давности. Такой НК следовало откорректировать. Налоговики рассуждали следующим образом: раз не было оплаты, товары становятся безвозмездно полученными, по ним меняется (на 100 % уменьшается) сумма компенсации. А следовательно, плательщик не имеет права на НК и должен откорректировать его на основании ст. 192 НКУ (поскольку установленный ею перечень оснований для корректировок — не исчерпывающий и, в частности, с помощью нее можно откорректировать НК при списании безнадежной кредиторки).

Решение дела судом

Увы, в ходе судебного разбирательства судами выносились противоположные решения.

Так, суд первой инстанции полностью поддержал плательщика: исковые требования предприятия удовлетворил, признал противоправным и отменил НУР. Опровергая мнение налоговиков, суд указал на то, что НКУ не требует корректировать НК по истечении срока исковой давности. Также суд подчеркнул, что «корректировочная» ст. 192 НКУ устанавливает исключительный перечень оснований для НДС-корректировки. При этом операции по списанию задолженности в нем отсутствуют. Поэтому НК остается неприкосновенным.

А вот последующие судебные инстанции, рассматривая дело, к сожалению, заняли сторону фискалов, а не плательщика.

Так, суд апелляционной инстанции отменил решение нижестоящего суда и поддержал налоговиков. При этом суд согласился с подходом контролеров о «неисключительном» перечне корректировочных оснований в ст. 192 НКУ. Поэтому вывод апелляции:

списание безнадежной кредиторки приводит к изменению суммы компенсации стоимости товаров и является основанием для корректировки НК на основании ст. 192 НКУ

Особенно расстраивает, что дальше апелляционную инстанцию на высшем уровне во всем поддержал Верховный Суд (ВС)*, который на сегодня является судом кассационной инстанции (ст. 24, 327 КАСУ). По мнению ВС, апелляция все рассудила верно и предприятие при списании безнадежной кредиторки должно было откорректировать НК по НДС.

* См. постановление ВС от 06.02.2018 г. по делу № 804/7561/15 (http://www.reyestr.court.gov.ua/Review/72065133).

Мнение редакции

Появившееся свежайшее постановление высшей судебной инстанции — Верховного Суда — тревожный знак! Так как в последнее время в сражениях с налоговиками за «безнадежный» НК суды преимущественно вступались за плательщиков. Хотя бывали и решения в пользу налоговиков (подробнее историю вопроса см. в «Налоги и бухгалтерский учет», 2016, № 72, с. 6, № 98, с. 13). И вот на этот раз фискалов поддержал «сам» Верховный Суд, причем в споре с «немаленьким» плательщиком ☹.

Напомним, что налоговики испокон веков требовали корректировать НК при списании безнадежной кредиторки. По их мнению, товары/услуги, полученные, но не оплаченные в течение срока исковой давности, становятся безвозмездно полученными, стало быть, факт их приобретения отсутствует, поэтому покупатель должен уменьшить НК по НДС (письма ГФСУ от 05.10.2015 г. № 21062/6/99-99-19-03-02-15, от 29.06.2016 г. № 14038/6/99-99-15-03-02-15, письмо ГУ ГФС в г. Киеве от 19.01.2016 г. № 701/10/26-15-11-02-13).

С такими доводами налоговиков было трудно согласиться — наши контраргументы вам хорошо известны:

— во-первых, товары (работы, услуги) не соответствуют определению «безвозмездно полученных» (п.п. 14.1.13 НКУ), поскольку поставлялись не безвозмездно, а по договору купли-продажи (и с истечением срока давности форма договора не меняется);

— во-вторых, условие оплатности по истечении срока давности никуда не исчезает, и стороны продолжают оставаться кредитором и должником. Ведь обратиться в суд кредитор может и по истечении срока давности (ч. 2 ст. 267 ГКУ), а должнику даже после истечения такого срока не запрещается погашать долг;

— в-третьих, заметьте (!): «корректировочная» ст. 192 НКУ не требует корректировать НК по окончании исковой давности. А определяющим основанием для корректировки НДС называет «изменение суммы компенсации» (которое, в свою очередь, возможно в строго (!) определенных случаях: при возвратах, пересмотре цен, ошибках — и эти случаи исчерпывающие). Словом, разговор о корректировке уместен лишь тогда, когда сумма компенсации меняется. То есть изначально для корректировки важно главное условие — чтобы изменялась сумма компенсации.

Однако, как мы выяснили выше,

при списании безнадежной кредиторки никакого «изменения суммы компенсации» не происходит,

стороны не передоговариваются о сумме компенсации, не обнуляют цену на товар.

Но ВС здесь почему-то заодно с налоговиками усмотрел «изменение суммы компенсации» и далее, кивая на то, что перечень корректировок в ст. 192 НКУ неисчерпывающий (тогда как он исчерпывающий), присудил корректировку «безнадежного» НК*. И кстати, еще один из аргументов (к которому раньше также апеллировали суды, поддерживая плательщиков во избежание двойного отражения сумм в налоговом учете), что списанную кредиторку (с учетом НДС) покупатель в то же время включил в доход, ВС теперь не принимает.

* Хотя, что примечательно, в случае списания безнадежной кредиторки с нерезидентом контролеры сами признают, что сумма компенсации не меняется (БЗ 101.10).

Как это понимать? Считать ли это изменением позиции судов?

Не отвернутся ли теперь служители Фемиды от плательщиков? Надеемся, что нет. Хотя пока сказать что-либо сложно. Посмотрим, как будут обстоять дела в судебной практике после такого «устрашающего» звоночка от ВС.

К слову, ч. 5 ст. 242 КАСУ не запрещает нижестоящим судам отступать от правовой позиции ВС. Возможно, при прохождении других подобных исков по всей судебной вертикали все изменится к лучшему. Процессуальные основания для таких предположений дает ст. 346 КАСУ.

Ну и, конечно же, в который раз заметим: вопрос с НК-корректировкой возникнет в тот момент, когда долг превратится в безнадежный. В связи с этим возможный путь решения проблемы — максимально оттянуть час «Х». То есть не доводить долги до безнадежных. Для этого, к примеру, в договоре (или в допсоглашении) стороны по обоюдному согласию могут установить более длительный срок исковой давности (ст. 259 ГКУ), превышающий «обычные» 3 года (ст. 257 ГКУ). Либо еще можно поступить следующим образом: подписать акт сверки или ответить на претензию. В таком случае (после признания долга должником) течение срока исковой данности прерывается (ч. 1 ст. 264 ГКУ) и после прерывания отсчет срока исковой давности начинается заново (ч. 3 ст. 264 ГКУ). Подробнее об исковой давности см. «Налоги и бухгалтерский учет», 2016, № 78, 2017, № 58, с. 92.

Оформи подписку и читай все Подписаться на журнал

Похоже, что вы используете блокировщик рекламы :(

Чтобы пользоваться всеми функциями сайта, добавьте нас в исключения!

Как отключить