(066) 87-010-10 Перезвоните мне
Переводим бухгалтеров в ОНЛАЙН!
Перейти к номеру...
  • № 23
  • № 22
  • № 21
  • № 20
  • № 18-19
  • № 17
  • № 16
? С помощью этой функции вы можете перейти в номер, который вас интересует
В этом номере :
 
  • В избранное
  • Печать
  • Шрифт
  • Цвет фона
  • Комментарии 0
  • В разработке
17/29
Бухгалтерская неделя
Бухгалтерская неделя
Июнь , 2016/№ 24

Безвозвратная финпомощь: подарок или пожертвование

Постоянные поправки в НКУ держат бухгалтера в тонусе, даже если изменения касаются всего лишь определений терминов. По отечественной традиции, последним придается едва ли не первостепенное значение — так сказать, классифицирующее и определяющее налоговые последствия. Разберемся с фатально звучащим, но в общем налогово-позитивным термином «безвозвратная финансовая помощь».

Начнем с того, что застрявший в НКУ после очередной налоговой «революции 2015 года» осколок прежней головоломки, называемой «возвратной/безвозвратной финпомощью», — т. е. урезанный п.п. 14.1.257 — определяет безвозвратную финансовую помощь как:

(1) сумму средств, переданную плательщику налогов согласно договорам дарения, другим подобным договорам или без заключения таких договоров;

(2) сумму безнадежной задолженности, возмещенную кредитору заемщиком после списания такой безнадежной задолженности;

(3) сумму задолженности одного плательщика налогов перед другим плательщиком налогов, не взысканную после окончания срока исковой давности;

(4) основную сумму кредита или депозита, предоставленных плательщику налогов без установления сроков возврата такой основной суммы, за исключением кредитов, предоставленных под бессрочные облигации, и депозитов до востребования в банковских учреждениях, а также сумму процентов, начисленных на такую основную сумму, но не уплаченных (списанных).

Как видите, вариантов несколько, но сфокусируемся здесь на ситуациях (1). Почему это слово написано во множественном числе? Потому что в пересказанном абзаце третьем п.п. 14.1.257 НКУ легко выделить три фрагмента. Смотрите…

Договоры дарения

Правовая сторона договора дарения урегулирована в гл. 55 ГКУ «Дарение». Обращаем ваше внимание на самые важные ее моменты.

Согласно ч. 1 ст. 717 ГКУ по договору дарения одна (передающая) сторона — даритель — передает или обязуется передать безоплатно другой (получающей) стороне — одариваемому — в собственность, в частности, деньги (это предусматривает ч. 1 ст. 718 ГКУ). Заметим, во-первых, что здесь мы будем говорить именно о таких одариваемых субъектах, как плательщики налога на прибыль предприятий (т. е. о юридических лицах — заключение таких договоров дозволено им ч. 1 ст. 720 ГКУ). А во-вторых, поскольку наше обсуждение посвящено конкретно финансовой помощи — ограничимся ситуацией, когда подарком выступают именно денежные средства (хотя, в принципе, подарено могло быть и любое другое имущество).

Заслуживает цитирования ч. 5 ст. 719 ГКУ: договор дарения валютных ценностей на сумму, превышающую пятидесятикратный размер необлагаемого минимума доходов граждан, составляется в письменной форме и подлежит нотариальному удостоверению.

Наши примечания.

1. «Валютные ценности» согласно п. 1 ст. 1 Декрета КМУ «О системе валютного регулирования и валютного контроля» от 19.02.93 г. № 15-93 — это в том числе и валюта Украины (абзац второй данного пункта), т. е. гривни.

2. «Пятидесятикратный размер»: 17 грн. х 50 = 850 грн.

3. «Письменная форма»: согласно ч. 1 ст. 207 ГКУ договор (дарения) считается оформленным в письменной форме, если его содержание зафиксировано в одном или нескольких документах (в том числе электронных), в письмах, телеграммах, которыми обменялись стороны, — главное, чтобы их воля была выражена посредством любого технического средства связи.

4. «Нотариальное удостоверение»: согласно ч. 1 ст. 220 ГКУ подлежащий, но не удостоверенный нотариально договор (и дарения тоже) ничтожен, т. е. его недействительность в силу закона уже не требует признания таковым судом ( ч. 2 ст. 215 ГКУ), а он сам не создает никаких юридических последствий, кроме тех, которые связаны с его недействительностью ( ч. 1 ст. 216 ГКУ). Напомним, что согласно ч. 1 ст. 236 ГКУ ничтожная сделка недействительна с момента заключения. Кроме того: согласно предписаниям абзаца второго ч. 1 ст. 216 ГКУ, если договор дарения ничтожен, то получатель обязан вернуть денежки обратно. Ну, а о налоговых последствиях такой ситуации мы поговорим в конце статьи.

5. Отдельно акцентируем ваше внимание на ч. 3 ст. 720 ГКУ, которая разрешает предпринимательским обществам заключить между собой договор дарения, только если право на дарение прямо установлено в учредительном документе дарителя.

«Другие подобные договоры»

Похоже, что тут законодатель имел в виду, в частности, близкий по последствиям договор пожертвования, регламентированный ст. 729, 730 ГКУ, отличие которого (в нашем контексте) от договора дарения заключается в следующем:

1) передающая сторона (называемая жертвователем) дарит другой стороне (в данном случае) деньги для достижения ею «определенной, наперед обусловленной цели» ( ч. 1 ст. 729 ГКУ);

2) жертвователь вправе контролировать использование денег в соответствии с установленной в договоре пожертвования целью ( ч. 1 ст. 730 ГКУ), при невозможности использования их по этому назначению — соглашаться с «переназначением» ( ч. 2 ст. 730 ГКУ), в противном случае — требовать расторжения такого договора ( ч. 3 ст. 730 ГКУ);

3) на договор пожертвования не распространяется упомянутое выше ограничение ч. 3 ст. 720 ГКУ.

Акцентируем ваше внимание на одной тонкости. Понятно, что обусловленная цель договора пожертвования не может предусматривать возврата денежных средств жертвователю в той или иной форме — иначе это будет нарушать существенные признаки договора дарения. А ведь согласно ч. 3 ст. 729 ГКУ к договору пожертвования применяются положения договора дарения.

Не трудно предугадать, что черты «возвратности», прописанные в таком договоре, могут спровоцировать налоговиков: они заподозрят в такой ситуации «притворность» (см. ч. 1 ст. 235 ГКУ) договора пожертвования — как якобы «сокрывающего» договор займа (§ 1 гл. 71 ГКУ). Напомним, что согласно ч. 2 ст. 235 ГКУ правовым последствием установления притворности сделки является то, что в оспариваемых (в данном случае — налоговиками) правоотношениях сторон к притворной сделке (т. е. договору пожертвования) применяются правила сокрытой им сделки (т. е. договора займа). К последствиям этого (неприятным для жертвователя) мы обратимся тоже в конце статьи. А здесь акцентируем внимание на том, что если в договоре пожертвования предусмотрено условие о возврате денег жертвователю в случае нарушения получателем условий использования их по назначению (см. наш п. 2 чуть выше), то это, разумеется, не дает оснований для подозрений в его притворности (якобы с целью сокрытия договора займа).

Заметим еще, что все описанные здесь признаки договора пожертвования по сути соответствуют операции целевого финансирования, упомянутой в пп. 16, 18 П(С)БУ 15. И хотя этот термин традиционно применяется в отношении подобных операций, осуществляемых за счет средств бюджетов (об этом говорится, в частности, в ч. 5 ст. 342 ХКУ), формально все соответствующие подходы применимы и в ситуации, когда жертвователем выступает небюджетное предприятие. Например, такую возможность прямо предусматривает ч. 3 ст. 211 ХКУ — когда для предотвращения банкротства субъекта предпринимательства такому должнику предоставляется финансовая помощь (возможно, и безвозвратная), но при этом предусматривается обязанность выполнения им определенных обязательств. И раз уж мы зацепили П(С)БУ 15 вообще и целевое финансирование в частности, то укажем на п. 19 П(С)БУ 15, в котором говорится о «финансировании для предоставления поддержки предприятию без установления условий его расходования на выполнение в будущем определенных мер»… Лихо закручена фраза: это, так сказать, «безусловное финансирование», а по сути — та же безвозвратная финпомощь!

«Без заключения таких договоров…»

Как это похоже на нашего законодателя: сперва неопределенно расширить сферу правоприменения некой нормы, начертав (от слова «черт»;) в ней слова «другие подобные», а потом сделать эту сферу вообще неограниченной… Ведь, говоря формально, под эту категорию можно подгонять почти любые деньги, полученные плательщиком налога на прибыль! Честно говоря, фискалы злоупотребляли этим во все времена… Вплоть до 01.01.15 г., конечно. То есть до той даты, когда разд. ІІІ НКУ наконец-то благополучно «обухгалтерился».

Но прежде чем окунаться в бухучет, позволим себе пару-тройку важных замечаний.

Первое. Сегодня (т. е. после указанной даты) процитированный в начале п.п. 14.1.257 НКУ абсолютно никак не связан с налоговоприбыльным разд. ІІІ НКУ. И таким образом с точки зрения величины базы обложения налогом на прибыль предприятия-плательщика — как дарителя, так и одариваемого в обсуждаемой ситуации, — сегодня абсолютно безразлично, подпадает ли та или иная сумма под определение безвозвратной финансовой помощи согласно НКУ или не подпадает.

Важна только ее классификация согласно П(С)БУ — и точка.

Второе. Если говорить о денежных средствах, зашедших на счет предприятия, то они обязательно должны быть идентифицированы с точки зрения их привязки к определенной хозяйственной операции. И если деньги висят на счету без соответствующих им обязательств предприятия, то это не дает оснований тупо считать их полученной безвозвратной финпомощью «без заключения договоров»: может, они — результат ошибочной транзакции и их нужно вернуть?..

Третье. Чтобы вы ненароком не сделали вывод, что п.п. 14.1.257 остался в НКУ вообще бесполезным инородным телом для целей налогообложения, укажем на п.п. «ґ» п.п. 164.2.17 НКУ, в котором таки фигурирует термин «безвозвратная финансовая помощь». Но, как вы понимаете, речь там идет о классификации такой суммы как дополнительного блага с целью включения в общий месячный (годовой) доход физлица.

Да не обложится рука дарящего! И берущего тоже…

Для успокоения вас по части налогообложения заметим следующее. Что касается…

Налога на прибыль предприятий. В письме ГФСУ от 16.11.15 г. № 24342/6/99-99-19-02-02-15 (см. «БН», 2015, № 52, с. 5) налоговики в отношении отражения в учете дарителя подаренной другому плательщику налога на прибыль суммы прямо признают три момента:

1) в бухгалтерском учете такая сумма относится в состав расходов в периоде их понесения (т. е. по правилам бухучета — см. ниже);

2) критерий «разумной экономической причины (деловой цели)» ( п.п. 14.1.231 НКУ) к данным операциям не применяется — это важно, чтобы ушлые проверяльщики не попытались «развести» плательщика на, дескать, «нехозяйственность» дарения;

3) никаких «разниц» в этой ситуации не возникает, поэтому никакие корректировки величины финрезультата до налогообложения по таким операциям НКУ не предусмотрены.

Но! Если одариваемой стороной выступает неприбыльная организация, то соответственно:

1) расходы отражаются аналогично предыдущему;

2) то же самое (см. п. 2 выше);

3) если даритель (как правило, это высокодоходник) в принципе корректирует разницы, предусмотренные разд. ІІІ НКУ, то согласно п.п. 140.5.9 НКУ он обязан увеличить финрезультат до налогообложения соответствующего налогового (отчетного) периода на часть подаренной неприбыльщикам (соответствующим на момент дарения условиям п. 133.4 НКУ, но кроме тех, которые подпадают под временное действие АТО-льготы п. 33 подразд. 4 разд. ХХ НКУ) суммы, превышающую 4 % облагаемой прибыли предыдущего отчетного года.

НДС. Здесь дела обстоят гораздо лучше. Поскольку: (1) для внутриукраинских операций согласно п. 185.1 НКУ объектом НДС является поставка и (2) в базу обложения поставки согласно абзацам пятому и шестому п. 188.1 НКУ включается лишь стоимость поставленных товаров/услуг, а также суммы средств и стоимость материальных и нематериальных активов, передаваемых поставщику покупателем непосредственно или через третье лицо — внимание! — в связи с компенсацией стоимости поставляемых товаров/услуг, вывод однозначный: при дарении денежных средств объект НДС отсутствует.

Что касается увеличения налогового кредита по НДС-приобретениям одаренного, осуществленным за счет соответствующих безвозвратных средств, — тут все на общих основаниях.

«Помогите материально»… и с бухучетом тоже

Переключимся на вопросы бухучета.

Даритель. Поскольку подаренная сумма, очевидно, уменьшает его собственный капитал, такая операция соответствует определению расходов отчетного периода согласно п. 6 П(С)БУ 16.

Согласно п. 29 П(С)БУ 16 в состав прочих включаются расходы, возникающие при деятельности предприятия — в данном случае это прочие расходы деятельности, т. е. место им на субсчете 949 (или 977 — если классифицировали их как не связанные с опердеятельностью).

Одариваемый. Полученная в подарок сумма, очевидно, соответствует определению дохода согласно п. 5 П(С)БУ 15 и при этом не подпадает под исключения его п. 6.

Согласно классификации п. 7 П(С)БУ 15 такой доход подлежит включению в состав доходов, а если точнее — они уместны на субсчете 718.

Обойдемся здесь без «самолетиков»?

Налогово-правовые ловушки

В заключение вернемся к налоговым проблемам, порожденным «неправильными» договорами.

Понятно, что проверяющий не станет принципиальничать в отношении одариваемого, увеличившего доходы, пусть и по «сомнительному» договору дарения. Лишь бы доход (и сумма налога на прибыль) оставались на месте.

А вот к дарителю подход будет другим. Ведь если договор, на основании которого были признаны расходы, оказался недействительным с момента заключения, то и соответствующие расходы тоже… И таким образом, если неправомерные расходы привели к занижению объекта налога на прибыль предприятий — вот вам и штраф с пеней.

Аналогичная ситуация возникает в случае, когда к договору пожертвования, признанному притворным, применят правила договора займа: окажется, что сумма, переданная получателю, будучи классифицированной в качестве заемной, не давала «псевдодарителю» права на увеличение расходов. И таким образом — читай абзац выше…

Короче: «тщательнее надо!»…

Выводы

  • Договор дарения денежных средств на сумму, превышающую пятидесятикратный размер необлагаемого минимума доходов граждан, составляется в письменной форме и подлежит нотариальному удостоверению.
  • К договору пожертвования применяются положения договора дарения.
  • С точки зрения величины базы обложения налогом на прибыль предприятия-плательщика — как дарителя, так и одариваемого в обсуждаемой ситуации, — сегодня абсолютно безразлично: подпадает ли та или иная сумма под определение безвозвратной финансовой помощи согласно НКУ или не подпадает. Решающее значение имеет ее классификация по бухгалтерским правилам.
  • В учете дарителя подаренные суммы включаются в расходы, в учете одариваемого — в доходы.
безвозвратная финпомощь добавить теги изменить теги
Добавьте свои теги к статье
Разделяйте метки запятой. Например: бухгалтерия, форма, проценты, НДС, квартальный отчёт. Максимальное количество 10.
или Закрыть
Ваша оценка учтена! Оцените статью :
  • Хорошо
  • Нормально
  • Плохо
Поделиться:
Комментарии к статье